Вопрос главе

Сетевое издание «Орехово-Зуевская правда»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

четверг, 11 августа

ясно+16 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Глубинка: деревня Тереньково. Место для первых домов на берегу реки Нерской

22 янв. 2022 г., 9:00

Просмотры: 166


Цикл материалов в рамках проекта «Глубинка», основанного на публикациях журналиста газеты «Орехово-Зуевская правда» Геннадия Красуленкова и фотографиях фотокорреспондента Александра Каблева, продолжает рассказ о деревне Тереньково, именно в эти места, в мещерские болота, века два-три назад старообрядцы бежали от гонений

На языке меря «терень» означает болото. Старожилы деревни и сейчас помнят, что места эти были сильно заболочены, болота давали сильную подпитку реке, которая в те времена была многоводна и богата рыбой.

Из истории известно, что Тереньково входило в состав Запонорской волости Богородского уезда в 74-х верстах от Москвы. По переписи 1852 года деревня принадлежала государству, имела 60 дворов с населением 322 человека обоего пола. В 1925 году в Теренькове было 106 крестьянских хозяйств и свыше 500 жителей. В настоящее время деревня входит в состав Новинского сельского округа. От центра сельской администрации, минуя Смолево, мы ехали по накатанной асфальтовой дороге в Тереньково. Начало августа 2002-го выдалось жарким, поэтому перед знакомством с деревней мы окунулись в прохладу Нерской и в путь.

 

ЖИВЕМ СВОИМ ХОЗЯЙСТВОМ

В Новинской администрации нам сказали, что председателем уличного комитета в деревне является Л. С. Григорьева. Она хоть и не коренная жительница, но все проблемы Теренькова знает. Вот дом № 67. Мы звоним, и вскоре к калитке подходит невысокого роста молодая женщина. По всему видно, что в это время она была вся в работе. И неудивительно: в личном хозяйстве Григорьевых две коровы, бык, молоденький бычок, козы и к тому же 30 соток земли. Как говорится, только поворачивайся.

Мы присели на скамейку под яблоней, ветви которой удерживали поставленные подпорки. Год выдается урожайным, да и до Яблочного Спаса недалеко.

— Сама я родом из Новинок, — говорит Людмила Сергеевна. — Окончила Волоколамский ветеринарный техникум. Некоторое время работала в подсобном хозяйстве Ореховского хлопчатобумажного комбината, потом двадцать лет в нашей районной ветстанции, а также в совхозе «Ильинский». Однажды приехала в Тереньково по вызову, мне и мужу здесь понравилось. Купили маленькую «коробочку», а потом на ее месте поставили свой дом. Муж по профессии инженер-строитель, он из Москвы...

— Да, подняли мы здесь все своими руками, — говорит Петр Алексеевич. — Когда сюда приехал, место мне сразу приглянулось. Я рыбак и охотник, а здесь рядом и река, и лес. Приволье. Деревня тихая и спокойная. В Москву езжу только стариков навестить. Приезжаю оттуда весь больной. Деревня приносит здоровье, весь день в трудах и на свежем воздухе. Летом мы спим часа четыре, до двух ночи все дела делаем...

Григорьевы знакомят нас со своим хозяйством. На задах картошка, кабачки, свекла, капуста, под навесом сено. Махали косами 20 дней, чтобы прокормить свою живность. С покосами плоховато. Просили Григорьевы пару гектаров в аренду — не дают, хотя пустуют земли совхозные. Продадут чужакам, тогда деревенским останется только пустить скот под нож. Да и скота-то осталось чуть-чуть, разве только козы. Коровы только у Григорьевых. К ним идут за молоком дачники.

Таким, как Людмила и Петр, можно жить в деревне, есть силы содержать большое хозяйство. В доме всегда мясо, молоко, сметана. А начали с коров и сотни купленных бройлерных цыплят, поросят. Григорьевы говорят, что содержать скот в нынешних условиях дело малоприбыльное. Выручает навоз. Дачники покупают его охотно, да и где его еще найдешь, если в округе почти все фермы заброшены.

Петр Алексеевич зачерпнул кружкой свежую воду в ведре, она на его участке знатная.

— Я ее даже в Москву родителям вожу, — говорит он, — по такой жаре она одна и спасает. Несколько раз в день в душевую ходим...

Тем временем Л. С. Григорьева сходила в дом и принесла книгу и газету. «Орехово-Зуевская правда» отозвалась памятью молодости — на одной из страниц помещена фотография Людмилы. Подпись гласит, что большую помощь по сохранению животноводческого стада и улучшению откорма свиней в подсобном хозяйстве комбината оказывает ветврач Л. С. Заглодина. Это девичья фамилия Людмилы Сергеевны. Тогда в подсобном хозяйстве было 1000 свиней, 100 быков и 300 овец. Еще одна фотография опубликована в книге «Дела и люди Подмосковья», вышедшей в свет в 1984 году. Работала на совесть Л. С. Григорьева, и если сейчас с мужем вынуждена зарабатывать на своих сотках, то не от хорошей это жизни.

Живем своим хозяйством.jpg
Живем своим хозяйством-1.jpg

На снимках: Л. С. Григорьева; Петр Алексеевич с овчаркой Диной.

 

ПО СТРАНИЦАМ СТАРЫХ ГАЗЕТ

ГОЛОСУЕТ ЗА — ДЕЛАЕТ ПРОТИВ

В деревне Тереньково недавно было собрание молодежи, где стоял вопрос об отводе часовни под клуб или избу-читальню. Тов. Маслов, комсомолец, был первым застрельщиком этого дела.

А вот на Пасху-то Маслов Е. И. первый пришел в часовню молиться и петь.

ШНУРОК.

«Колотушка» от 23 июля 1929 года.

ПРОУЧИТЬ ХУЛИГАНА КУРКОВА

В деревне Тереньково Запонорской волости во время вечернего гулянья 4 августа Курков Кирилл Петрович совершил налет на Печонкина Петра Филипповича, которого ударил ножом в левый бок. Печонкин был отправлен в больницу.

Курков — страшный хулиган. Он судился по таким же делам 3 раза (последняя судимость у Куркова — 4 месяца принудительных работ). Мы, тереньковская молодежь, просим сурово наказать этого хулигана.

Комсомолец Шустров Константин вместе с Курковым пил вино, после чего они гуляли. У Шустрова тоже оказался ножик большого размера, он говорил:

— Я комсомолец и имею право носить финку, а кто имеет право меня обыскать, то попробуй, обыщи. Ну что, боитесь?

Этим публика смущена была. И впоследствии Шустров вынимал из кармана финку и придирался к ребятам.

Мы просим Шустрова призвать к порядку.

СВОЙ.

«Колотушка» от 20 августа 1929 г.

ПРОИСШЕСТВИЯ

Ограблен недавно (посредством взлома замка) кооперативный магазин в дер. Тереньково. Следствием установлено, что ограбление произвел сам завмаг.

«Колотушка» от 10 октября 1929 г.

В ночь с 24 на 25 октября у члена сельсовета д. Тереньково Дороненькова, сдавшего излишки первым, в погребе сломали замок, облили керосином капусту, находившуюся в кадках. Ведется дознание.

«Колотушка» от 12 ноября 1929 г.

 

ДЕТИ ПОМОГАЮТ

Деревни наши давно достигли пенсионного возраста, как и большинство здесь постоянно проживающих.

Многие, с кем мы встречались при подготовке «Глубинки», говорили, что деревни умирают. Об этом свидетельствует и статистика: с каждым годом в них становится все меньше люда. Но есть и то, что заставляет порадоваться. Чаще всего пожилые говорят добрые слова в адрес своих детей. Близкие люди им помогают возделывать землю, привозят продукты, летом их радуют внуки, которые приезжают сюда на отдых.

Все это можно сказать и об Александре Львовне Панковой, с которой мы встретились. Сама она родом из Теренькова, здесь жили ее родители. Фекла Карповна работала ткачихой на Куровском комбинате, а Лев Сергеевич помощником мастера.

— В семье было пятеро детей, — говорит А. Л. Панкова, — Ванятку, 1924 года рождения, взяли на фронт. С войны он не вернулся. Четыре класса я отучилась в своей деревенской школе. Она находилась вначале в обычном доме. Потом построили новую. Когда началась война, мне было 14 лет. Стала работать в колхозе, в полеводстве. Вокруг здесь все поля засаживали, клочка земли пустого не увидишь. Колхозная ферма находилась на берегу речки. Держали коров, телят, был свой конный двор. С созданием совхоза ферму перевели в Заволенье, а здесь все растащили.

— Александра Львовна, а по молодости, где гуляла деревенская молодежь?

— На улице с гармошками летом, а зимой в одном из домов. Потом в деревне построили настоящий клуб. Гармонисты в почете были. Гуляли все, никого не боялись. Потом с войны вернулся Егор Карпович. В 1950 году мы поженились.

— И что вам дарили тогда на свадьбе?

— Да никаких подарков, магазины-то пустые были. Подруга моя только принесла однажды отрез ситца, я из него платье сшила, красивое было. На этом месте стоял старый мужнин дом. Потом мы новый с ним построили. Я работала все время в полеводстве, а муж помощником мастера на Куровском комбинате, вначале в ткацком производстве, потом в отделке, откуда ушел на ЛиАЗ на сборку. Четыре года, как умер Егор Карпович. Выручают дети: дочери Любовь и Валентина, сын Сергей. Каждый выходной приезжают, помогают. У всех свои квартиры, все работают. Коровку держала бы, да годы не позволяют. Мне уже 75. Коза только на задворках пасется...

Мы прошли в огород хозяйки. Коза по кличке Катя смотрела на нас с явными признаками недоброжелательности.

— Своенравная она, — говорит Александра Львовна. — Приедешь иногда из Куровского, забудешься и прямо в хорошей одежде к ней. Бодаться начинает. Переоденешься в домашнее — сразу ласковой становится. Не могу понять, что ей не нравится...

Дети помогают.jpg

На снимке: А. Л. Панкова со своей Катей.

#Glubinka-Krasulenkov

Продолжение следует...

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц