Вопрос главе

Сетевое издание «Орехово-Зуевская правда»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

понедельник, 15 августа

ясно+16 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Глубинка: деревня Ненилово. Пристанище противников патриарха Никона

15 янв. 2022 г., 9:00

Просмотры: 302


Цикл материалов в рамках проекта «Глубинка», основанного на публикациях журналиста газеты «Орехово-Зуевская правда» Геннадия Красуленкова и фотографиях фотокорреспондента Александра Каблева, продолжает рассказ о деревне Ненилово, расположенной на левом берегу реки Понорь, небольшой и неслышной

Сейчас в ней 15 дворов, в которых люди живут постоянно, а самих жителей 21 человек. Старожилы говорят, что вероятное начало поселения относится к середине XVII века, когда произошел раскол церкви. В эти глухие и болотистые места направились те, кто был против нововведений патриарха Никона. До сих пор тут говорят о некоей Неониле, которая одной из первых поселилась в этих местах. Позже к ней присоединились другие старообрядцы. В разговоре место стало называться Нениловым, то есть с явным признаком принадлежности участка местности женщине по имени Неонила.

Из истории известно, что до революции эта деревня входила в состав Запонорской волости Богородского уезда Московской губернии. В 1925 году она была в составе Орехово-Зуевского уезда и имела 53 двора и 242 жителя. Рост деревни во многом связан с хлопчатобумажным производством, которое поставили в деревне Новая (Новинки) братья Руновы. В 1917 году на ткацкой и отделочной фабриках там работало около 1500 рабочих.

В наши дни некогда шумная деревня стала молчаливей. Даже в эти погожие апрельские дни здесь на улице редко кого встретишь. Деревня ждет настоящего тепла, родных и дачников. На дворе 2002 год…

 

МЫ — ФАБРИЧНЫЕ

Жителям деревни работу в прошлые годы давали местный колхоз да Новинская фабрика. Вот и Зоя Ивановна Баскакова пошла в ткацкий цех, когда ей было от роду 14 лет. Там же работала и ее мать. Все тяготы военных лет пришлось испытать девочке. Помнит и сейчас Зоя Ивановна, как в 1941 году бомбы с немецких самолетов упали рядом с деревней. Дети были в это время в школе, испугались, выбежали, и кто куда прятаться. Бомбили рядом проходящую железную дорогу, но бомбы упали в лес и болото.

Время странно распорядилось ее женскою судьбою. Первый муж был на фронте и попал в плен. После войны написал письмо, что живет с другой. Такое нередко встречалось в те годы, которые перевернули весь мир. Она же потом встретила поляка, которого все знакомые звали Василием Ивановичем. Он был в заключении, отсидел за то, что на Украине, где жил, украл соломы, чтобы покрыть прохудившуюся крышу хаты.

В 1953 году они поженились. В то время молодая семья жила в Запрудине, потом переехали в Ненилово, где находился отцовский дом. Василий Иванович работал в строительном отделе. Он был заботливым мужем и уважаемым человеком в деревне. Скворечники на деревьях — это его работа. Жили Баскаковы дружно. Пятеро детей из этого дома вышли в самостоятельную жизнь. Анатолий и Антонина живут в Новинках, еще трое в Москве и Нахабине.

— Спасибо детям, — говорит Зоя Ивановна, — помогают. Вот Петр Васильевич телевизор купил новый. Люблю сериалы смотреть, которые не наши. Жить можно. А что мне надо? В прошлом году я ничего не сажала, земля была сырая. Да мне нужно два мешка картошки на всю зиму. И сейчас еще есть. Вообще о нашей деревне сейчас мало кто знает. Вызывали как-то такси. Шофер крутил, крутил, а Ненилово так и не нашел. Хорошо, что те, кто разносит пенсию, знают про нас...

Это действительно хорошо знать таких людей, которые всю жизнь отдали для процветания нашей Родины, хотя об этом никогда не задумывались. Просто работали, растили детей, а сейчас на старости лет 3. И. Баскакова держит 8 кур да одного петуха, ожидая по выходным детей и вспоминая своего мужа, которого похоронила семь лет назад. В разговорах с односельчанами, словно оправдываясь, он говорил: «Я с ружьем не ходил и против советской власти не воевал...» Добрым словом вспоминает его эта простая деревенская женщина с непростой жизненной судьбой.

 

ТАМ ДЛЯ НАС ВСЕ РОДНОЕ

Председателя уличного комитета Ненилова Петра Еремеевича Щедрина мы застали не в родном деревенском доме, а в Новинках, в квартире пятиэтажного дома.

— Пять месяцев как живем здесь с женой, — говорит он, — здесь легче: и тепло, и газ, а в деревню тянет. Там прожили 50 лет, а тут как на выселках. К каменным стенам никак не привыкнем...

Сам П. Е. Щедрин родом из деревни Гора, что рядом с Давыдовым. Семилетку окончил в 1941 году. Таких пацанов на войну не посылали, и до самого декабря 1943-го, когда был призван в армию, крутил кино по деревням. Учился на киномеханика в Орехово-Зуеве у Михаила Ивановича Яшкова. Кинопрокат тогда находился в известной «Художке». Кинопередвижку П. Е. Щедрина встречали в Новинках и Дорохове, Давыдове и Авсюнине. Добирался туда то на попутках, то на лошади. Центром этой работы был Давыдовский ДК, где долгое время директором работал Сергей Кузьмич Галактионов.

Но кино кончилось, и начался фронт. Молодой деревенский парень уже неплохо разбирался в технике, он попал в полк истребительной авиации, где был назначен начальником кислородно-заправочной станции. Полк до самого начала 1945 года дислоцировался под Москвой близ Манихина. Каждый день шла заправка баллонов для летчиков. Впервые увидел тогда кислородные маски с маркой завода «Респиратор». Честь и хвала заводчанам, они хорошо помогали фронту.

Когда до окончания войны оставалась лишь неделя, 2 мая 1945 года, полк истребительной авиации в составе дивизии был уже на Дальнем Востоке. Оккупированная японцами Манчжурия находилась всего в 20 километрах. Военные действия оказались непродолжительными, но вернуться домой П. Е. Щедрину пришлось не скоро. В полках и дивизиях бойцов, прошедших войну, некем было заменить. А здесь еще одна, как сейчас говорят, «горячая точка». Началась война в Корее. В полку было срочно организовано обучение корейских летчиков на истребителях ЯК, а потом на «Лавочкиных». Только в мае 1951 года Петр вернулся домой.

Молодежь деревень Барская, Ненилово, Запонорье любила гулять на большой луговине около железнодорожного моста через Понорь. Там был хороший пляж, куда приезжали торговые палатки, и даже фабричные из Новинок, устраивали здесь концерты и отдыхали. Вскоре П. Е. Щедрин познакомился со своей будущей женой. Елена была из деревни Барская. Они украдкой повенчались 24 сентября 1952 года в доме у батюшки старообрядческого храма на Кузнецкой в Орехово-Зуеве.

— Отметить это событие мы решили в столовой бывшего Дома колхозника на улице Ленина, где находится сейчас ресторан «Нива», — говорит Елена Ивановна. — Но он угощал меня не коньяком, а чаем. Правила были строгие. Из Орехова поехали порознь, чтобы никто не приметил чего. Я доехала до Рунова, а он к себе в Гору. Секретарь Давыдовского сельсовета Антонида Никулина зарегистрировала наш брак 28 сентября. Свадьба была у Петра дома. На двух подводах приехали мои родные и подруги. Привезли сундук с приданым: перину, одеяло, четыре подушки. Помню, на второй подводе сидела моя бабушка с иконой, рядом стоял полукомодник и горшок с цветком. Народу деревенского много собралось, я была тогда в белом платье...

После недолгого молчания Елена Ивановна сказала: «Бабушку я хорошо помню. Фекла Игнатьевна Пшеницина держала вместе с мужем в деревне свою лавку. В 1937 году ее репрессировали и сослали на 7 лет. Мужа тогда дома не было, он гостил у сына в Москве. Когда начал собираться в деревню, сын его отговаривал, но тот заупрямился. Вернулся поздно вечером, а утром его взяли. В Ненилове тетю Полю тоже репрессировали. Как увезли, так после ни слуху ни духу.

— Петр Еремеевич, — спрашиваю я, — а как же вы попали в Ненилово?

— А очень просто. В доме у моих родителей, кроме меня, было шестеро детей, тесно, а у Лены в Ненилове одинокая тетка. Вот она и пригласила нас к себе. До 1960 года я работал слесарем инструментального цеха на Давыдовском заводе, потом перешел на Новинскую фабрику электрослесарем, жена работала там же электрообмотчицей. Нам дали квартиру в новом доме, но мы остались жить в деревне, тетка туда не шла, а бросить ее в престарелом возрасте нам было нельзя. Вот так в Ненилове и прожили полвека, в сентябре будет золотая свадьба.

В сельской администрации нам сказали, что Петр Еремеевич человек активный, много лет был депутатом сельсовета. При разговоре выяснилось, ровно 30 лет, с 1962 по 1992 год. При его активном содействии в деревню был проведен свет, поставлены пять колодцев из железобетонных колец взамен старых, которые разваливались. Умел он находить общий язык с руководителями сельсовета, а для жителей был своим. Вот и в день нашего приезда мы взяли и прокатили ветерана до его родной деревни посмотреть на свой дом. Везде его встречали как родного и близкого человека. Жаль только, что его сын и сноха не связали своей судьбы с малой родиной. Сейчас они в немецком Ганновере, у них там хорошая квартира. Анатолий, Елена и их дочка Вероника изучают немецкий язык, учатся работать на компьютере. Они там уже три года.

— Жаль, — говорит П. Е. Щедрин,— что деревня умирает. Лежишь, бывало, под окнами у тебя сад в цвету, петух будит по утрам. Красиво, и дышится легко. Но картошку мы все-таки думаем посадить...

Там для нас все родное.jpg

На снимке: Щедрины из Ненилова.

 

РУКИ ВЫРУЧАЮТ

Почти в каждой деревне сейчас есть мужики, которые волею нашего времени остались без дела. Причин на то много: ферма развалилась, фабрику прикрыли, завод дышит на ладан. Вот и отрываются люди от работы. А мотаться в столицу не каждому по нраву. И в Ненилове в таком положении оказался Виктор Деянышев. Фамилия эта коренная для деревни. Отец Виктора Афанасий Патрикеевич отсюда был родом. Вместе со своей женой Варварой Антроповной дали жизнь одиннадцати детям. Виктор сейчас живет в своем родовом доме с братом Александром, который работает в «Водоканале». Сам, как и большинство деревенских, настоящий работяга, трудился на Новинской фабрике, на Давыдовском заводе на потоке бывших РУМов. Но времена меняются и, к сожалению, не в лучшую сторону. Надежда сейчас только на свои руки: кому дом поправить, сена накосить или что с техникой помочь. А скоро работы прибавится: дачники приедут.

Руки выручают.jpg

На снимке: В. Деянышев.

 

НА МОСКВУ НЕ ПРОМЕНЯЮ

В одном из домов Ненилова нас приветливо встретила Елизавета Ивановна Попова. Нет, она не коренная жительница, оказалась здесь совсем, можно сказать, случайно: знакомая посоветовала присмотреть местечко. Москву (она сама родом из Тамбовской области) не выдержала. Потянуло к земле и к деревне. Дети помогли купить маленький домик, потом его разобрали, подстроили, и вот уже сюда каждым летом приезжают дети с внуками и правнуками. До двадцати человек собираются под крышей. У Елизаветы Ивановны масса кроватей и диванов, просторный коридор. В комнате замечаю прялку и мотки шерсти со спицами.

— Я всех обвязываю, — говорит она, — времени много. Без дела не сижу. Я деревенская, привыкла к труду. Москва мне в тягость, тяжело там жить. Я здесь с апреля по самую глубокую осень. Хорошая деревня, тихая и спокойная. Дочь Татьяна у меня большая охотница до цветов. Летом в саду одна красота. Внуки приезжают и не хотят уезжать. Притягивают деревня, свежий воздух и простор. Весь день на природе. Скоро приедут. Деньки-то стоят какие!

На Москву не променяю-1.jpg
На Москву не променяю.jpg

На снимке: Е. И. Попова; родные приехали в деревню.

 

ЖИТЬ МОЖНО

Без деловых мужиков даже захудалая деревня редко обходится. Вот и в Ненилове на самом краю стоит большой дом, возле которого масса всякой техники. Михаил Панэ с женой приехал сюда в 1989 году. Работал шофером в УМ-66. Техника — его призвание. Для пожилых наше время называют тяжелым, но и молодым оно тоже задает непростые жизненные задачки. Жена Михаила Люба работала на железной дороге, сейчас сидит дома, да и сам Михаил, можно сказать, на вольных хлебах. Выручает трактор. Его КАМаз тоже на ходу. Дети подались в Москву, как и многие молодые, за хорошим заработком. Младший — Александр учится в в училище на тракториста, пошел по стопам отца. Как сказал Михаил, своими руками кормится семья. Жить трудно, но можно, хотя стабильности, конечно, нет. Все зависит от тебя самого, надеяться больше не на кого.

Жить можно.jpg
Жить можно-1.jpg

На снимках: Михаил Панэ; КАМаз ждет водителя.

 

СТАРОЕ ФОТО

В семьях сельчан сохранились старые фотографии, остановившие мгновения минувших лет, которые уже никогда не вернутся. Тем интереснее посмотреть их сегодня, увидеть лица тех, кто жил в деревне, хранил ей верность.

Старое фото1.jpg

Старое фото2.jpg

Старое фото.jpg

На снимках: деревенские посиделки с гармонью; дети Ненилова; родители П. Е. Щедрина Еремей Яковлевич и Ирина Кирилловна (фото из семейного альбома Щедриных).

 

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ

• Ненилово — деревня старообрядческая. Находилась здесь и своя моленная. После войны она была отдана под склад, а потом развалилась по причине ветхости. Однако и сегодня деревенские чтут свой престольный праздник — Алексеев день, который приходится на 2 июня. Широко отмечается православными также Покров Пресвятой Богородицы.

• Река Понорь вносила в жизнь деревни особую черту. И дети, и взрослые любили ловить здесь рыбу. В омутах попадались большие щуки и окуни. Но, как и другие реки, Понорь обмелела. О прошлых богатых уловах остались только воспоминания.

• Неподалеку от деревни начиналось болото, которое тянулось до самых Новинок. Здесь добывали кусковой, а затем фрезерный торф. Долгое время наряду с дровами торф был главным источником тещи в зимнее время.

• Деревенские старожилы до сих пор помнят тетю Полю, которую за приверженность вере и за хранение церковных книг сослали в далекие края. О ней больше никто не слышал, но помнили ее слова, что якобы в 2000 году придет к власти человек с красной отметиной и продаст всю Россию.

 

ОДНА РАДОСТЬ — ДЕТИ

Матрена Артемьевна Исаева во время нашего приезда была только что с дороги: ездила в Куровское на рынок. В деревне магазина нет, поэтому такие поездки не редки. Сама она родом из Запонорья, а этот дом по молодости купили с мужем, который работал в прокатном цехе Давыдовского завода сельхозмашин. Потом ее Виктор работал монтажником в Павловском Посаде. Да не судьба была ветерану войны дожить до наших дней.

Одна сейчас Матрена Артемьевна. Всю жизнь ткачихой на Новинской фабрике работала. Богатства не нажила. В старую часть дома, которая уже покосилась, почти не ходит. Одна радость — дочери. Галина работает в Новинской школе. Приезжает каждый выходной, помогает во всем. Раиса живет в Химках, но тоже не забывает. Ненилово для всех родная деревня. И все же есть в женщинах изюминка, которая даже в пожилые годы дает о себе знать. Причесалась, надела кофту и сфотографировалась, как говорится, на память и для «Глубинки». Пять-семь лиц на снимках — вот тебе и вся современная деревня.

Одна радость - дети.jpg

На снимке: М. А. Исаева.

#Glubinka-Krasulenkov

Продолжение следует...

Обсудить тему

Введите символы с картинки*