Вопрос главе

Сетевое издание «Орехово-Зуевская правда»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

четверг, 11 августа

ясно+19 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Глубинка: деревня Дуброво. В 81 версте от столицы

18 дек. 2021 г., 12:00

Просмотры: 184


Цикл материалов в рамках проекта «Глубинка», основанного на публикациях журналиста газеты «Орехово-Зуевская правда» Геннадия Красуленкова и фотографиях фотокорреспондента Александра Каблева, продолжает рассказ о деревне Дуброво, добраться до которой из районного центра можно на автобусах маршрутов «Орехово — Язвищи» и «Орехово — Дорохове» минут за 40. Первые особенности — стоящие на левой стороне коттеджи, построенные в 80-е годы в бытность совхоза «Память Ильича», год 2002-й...

По данным 1823 года, Дуброво — деревня 1-го стана, имущества государственного, в 81 версте от столицы. Она входила в Богородский уезд Московской губернии, имела 39 дворов, 118 душ мужского и 135 душ женского пола. От уездного центра в 40 верстах.

Близость к Дулеву, где М. С. Смирнов активно развивал фарфоровое производство, и деревне Ликино, ставшей усилиями фабриканта А. В. Смирнова крупным центром текстильной промышленности, создала для Дуброва хорошие условия роста. По данным 1925 года, здесь было уже 78 крестьянских дворов и 426 жителей обоего пола. Имелось свое мелиоративное товарищество. В настоящее время деревня входит в состав Язвищенского сельского округа. Здесь свыше 100 хозяйств, из которых в 58 люди живут постоянно, а всего таких 158 человек.

К счастью, деревня эта не вошла в число неперспективных. И хотя бывшая ферма бывшего совхоза уже давно развалена, от нее остались только бетонные конструкции, которые по причине огромной тяжести нельзя утащить, жители Дуброва держат скотину, только коров свыше 30. Люди работают, стараются держаться своего родного места. О них и о деревне наш рассказ.

ДОРОГОЕ ДЛЯ МЕНЯ МЕСТО...

Николай Трофимович Никонов — один из деревни, которому в свое время удалось получить высшее образование. Он окончил химический факультет МГУ. Судьба увела его на многие годы из Дуброва, но не могла увести от любви к родному краю. Накануне нашей поездки в деревню я встретился с ним, и вот что он поведал.

— Соседней деревне Стенинской уже семь веков. Я думаю, что и Дуброво стоит на этом месте не меньше. Два ряда домов некогда прямо выходили к Дубровскому озеру, большому и богатому рыбой. Если я приезжаю в деревню, то часто вначале захожу на кладбище, где лежат мои предки, родные, односельчане.

До революции Дуброво было зажиточной деревней. Не редкость здесь были дворы, в которых держали лошадей, по 5-6 коров. Мужчины, особенно в зимнее время, занимались извозом в Москве. Подрабатывал извозчиком и мой дедушка Лазарь Михайлович Никонов 1875 года рождения. С ним был связан один случай, о котором мне рассказал отец. Это было в начале 1900-х годов. Однажды у Курского вокзала к его двуколке подошел прилично одетый господин и попросил подвезти. На вопрос дедушки: «Куда?» — он ответил: «Я сам вам буду говорить, куда поворачивать и на какую улицу». По ходу маршрута, петляя то туда, то сюда, дедушка понял, что они направляются к Кремлю. И действительно, вскоре въехали в Кремль. Господин слез с двуколки, сказал извозчику, чтобы он пока отдыхал, а о лошади позаботятся. Три дня дедушка жил в Кремле, кормили его исправно. Затем он отвез этого господина обратно к Курскому вокзалу. Что это был за человек, дед так и не узнал. Вполне вероятно, что по причине тогдашних волнений, убийств политических деятелей, массового бунта господин пожелал сохранить тайну.

Дед с бабушкой, ее звали Натальей Антоновной, прожили нелегкую жизнь. В апреле 1941 года их родовой дом сгорел. Они и мои родители оказались без крова. Правление колхоза предложило им использовать разобранную в то время местную церковь для постройки дома. Но, как глубоковерующие старообрядцы, они отказались сделать это, посчитав за кощунство. Дом был построен за счет полученной страховки и пожертвований земляков. По сути дела, все им пришлось начинать, как сейчас говорят, с нуля, потому что вместе со старым домом тогда сгорела и вся живность.

Работу в колхозе в 30-е и 40-е годы можно было назвать советской барщиной. Люди с утра и до вечера находились в поле, выматывались до некуда. Детям тоже доставалось. Я учился еще в начальной школе, а меня мама летом устраивала пастухом, поднимала в 6 часов утра выгонять телят. В памяти о детстве остались ведра горячей и холодной воды, которые я носил в телятник, где работала мама. Я был смышленым и жилистым пареньком, взрослые меня часто звали Николкой-паровозиком. Ни от какой работы не отказывался, видел и понимал, как трудно дается деревенским хлеб насущный. Моя бабушка, например, работала в колхозе со дня его основания и почти до самой смерти в 1967 году. И все же, кроме всего этого, запомнились мне из детства душистый сеновал, дождь, стучащий по крыше, золотые поля пшеницы вокруг деревни и еще кино, которое показывали прямо на улице, протянув полотно экрана от дома Федота Звонарева до правления колхоза. Кино было немое. Звуковое же появилось только в конце 40-х годов. Мы его смотрели впервые в клубе деревни Стенинской.

Человек жив не только днем сегодняшним, но и памятью. Каждое возвращение туда светло и прекрасно. В такие минуты чувствуешь себя счастливым и нужным людям.

IMG460.JPG

На снимке из архива Н. Никонова: Николай Никонов во время 10-дневного солдатского отпуска у крыльца своего родного дома (апрель 1961 г.)

ПО СТРАНИЦАМ СТАРЫХ ГАЗЕТ

ВСКРОЕМ КУЛАЦКИЕ МАХИНАЦИИ

Кулачество, чувствуя свою гибель как класса, ищет все лазейки, чтобы подорвать наше социалистическое строительство. Кулаки открыто и тайно ведут подрывательскую работу. Сейчас нужно еще зорче следить за всеми махинациями кулаков и давать им беспощадный отпор...

В деревне Дуброво Куровского района вопрос об организации коллектива стоял на расширенном заседании сельсовета еще в октябре. Присутствующие выбрали организационную пятерку. Эта комиссия в течение двух месяцев ничего не сделала. Очевидно, потому, что в комиссии был церковный староста Стрельцов Герасим. Конечно, начались слухи не об организации, а о роспуске коллектива... Надо выявить, откуда пошли слухи, не от Стрельцова ли Г., который в комиссию был введен по рекомендации своего приятеля, члена сельсовета, тоже Стрельцова.

«Колотушка», 1930 год.

«Я МНОГО ЧЕГО ПОМНЮ...»

Прямо в центре деревни у магазина мы встретили пожилого мужчину. Во всей его фигуре и аккуратном внешнем виде чувствовалась какая-то особенная подтянутость. Дядя Петя, как его звали стоявшие на улице люди, оказался старожилом деревни Петром Макаровичем Лариным. День выдался на редкость солнечным, в воздухе чувствовалась весна. Мы разговорились.

— Я много чего помню, — начал он. — Мне пошел 85-й год. Родители мои здесь крестьянствовали. До колхоза, который назывался именем Карла Маркса, в Дуброве было мелиоративное товарищество. Болот вокруг много, торф добывали кусковой. Путной дороги в деревне не было. Мужики почти каждый год мостили ее бревнами, а затем забивали дерном. В 30-е годы здесь многих раскулачили и сослали, в том числе Герасима Стрельцова, который имел в деревне магазин.

Сам я учился в здешней начальной школе, а семилетку окончил в Ликино-Дулеве, после чего устроился там на фабрику. В мае 1938 года меня призвали в армию. Служил в танковой части, которая находилась в Нарофоминске. Пять раз пришлось участвовать в военных парадах в Москве. Во время финской войны я был командиром танкового взвода. В 1940 году наши танки находились в Литве, Латвии и Эстонии, которые были присоединены к СССР. Начало войны застало меня в том же Нарофоминске. В воскресенье 22 июня я был начальником внутреннего караула. В это время ко мне приехал отец, однако повидать его мне так и не удалось. На КПП ему ответили, что я уехал вместе с полком в Гороховец на учения. Позже выяснилось, что туда уехал Ларин, но только не я, а мой однофамилец.

В первый день войны нас срочно собрали на плацу, объявили скорые сборы, и вскоре через Кубинку мы направились в сторону Белоруссии. В Витебске колонна остановилась около аэродрома, где находилось несколько наших самолетов. Во время одного налета их разбомбили немцы. Это было на наших глазах. Первый бой мы приняли на реке Березине. В моем взводе было пять танков. Бои были тяжелыми, перевес немцев в технике чувствовался сильно. Нам пришлось отступать. Таким образом мы оказались снова в Нарофоминске, где формировалась новая дивизия. Мы потеряли много машин, нужна была замена. За ними и поехал с группой офицеров. Сначала мы попали в Ульяновск, боевых машин там еще не было, только со временем мы получили один танк КВ и три Т-34. В это время в Ульяновске был организован 26-й учебный танковый полк, преподавателем которого я и стал. В течение шести месяцев мы подготовили первые танковые экипажи. Я обучал офицеров стрелковому делу и материальной части танка.

— А что было после войны? — спрашиваю я Петра Макаровича.

— После войны я вернулся в деревню, устроился на работу помощником мастера в ровничный цех Ликинской фабрики. Оттуда и ушел на пенсию.

Как и все в Дуброве, Ларины ведут свое хозяйство. Его жена Анна Ивановна и дочь Нина, которая живет в Ликино-Дулеве, скоро встретят очередную весну с ее непременными огородными заботами. А куда от них денешься? Деревня есть деревня. А Петром Ларина назвали потому, что родился 12 июля в Петров день.

Я много чего помню.jpg

На снимке: П. М. Ларин.

ПОСТОИМ У ПАМЯТНИКА

У входа на местное кладбище со стороны деревни несколько лет тому назад был поставлен памятник дубровцам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. На мраморной плите фамилии 35 воинов, простых деревенских парней, которым не суждено было вернуться на свою малую родину, они защищали ту, которая пишется с большой буквы.

Звонаревы, Никоновы, Бакины, Лазаревы, Шурцовы, Ледовы — коренные фамилии Дуброва. В день Победы здесь всегда людно. Поклониться их памяти сюда приходят земляки, сыновья, внуки и правнуки.

В эти февральские дни на сельском кладбище тихо, только шумят под ветром вековые сосны.

Постоим у памятника.jpg

На снимке: памятник павшим воинам.

УРАЛЬСКИЕ ДУБРОВЦЫ

Судьбу семьи Гусевых, которые проживают в одном из бывших совхозных коттеджей, можно кратко охарактеризовать поговоркой: «Рыба ищет где глубже, а человек — где лучше».

Александр Аркадьевич и его жена Валентина Николаевна родом с Урала. Снялись с родных мест и поехали искать лучшей доли. Вначале пристроились в Ростовской области, поработали, пожили, а потом решили поехать в подмосковную Шатуру. Только на пути оказалось Дуброво, а там прекрасная ферма. Сам же Александр был технарем, трактора и машины — дело его жизни. Так и закрепились здесь. Было это в 1983 году.

Его коттедж с многочисленными хозяйственными постройками с другим не спутаешь. В сарае целый стог сена. Самого хозяина мы застали за ремонтом своего «жигуленка». А нужен он семье Гусевых позарез, потому как держат они пять коров. В руках молоко до Ликино-Дулева не донести. Тем и живут.

Но не только хозяйством, в котором есть свой трактор, навесные приспособления, богаты Гусевы. Сын Владимир сейчас служит в армии,

Дмитрий учится в Ликино-Дулевском автомеханическом техникуме, а средний Илья окончил училище в Орехово-Зуеве, работает в железнодорожном депо и скоро будет помощником машиниста. Дочь Татьяна учится в школе.

Все в этом уютном доме сделано руками хозяина и его детей. Валентину Николаевну застали на кухне, она радушно встретила нас и сказала: «Мы ничего не покупаем, только хлеб да сахар. Из молока сбиваем сливки, масло, делаем творог. У нас свое мясо, свои овощные консервы. Не надо лениться, не зря говорят: как потопаешь, так и полопаешь»...

По дороге к калитке в сарае мы увидели десяток кур. Хозяйственными оказались уральцы и пришлись ко двору в деревне. Кстати говоря, сам Александр Аркадьевич помогает Дуброву во всем: есть силы, есть знание техники, а это всегда нужно.

Уральские дубровцы.jpg

 

Уральские дубровцы-1.jpg

На снимках: А. А. Гусев; его жена Валентина Николаевна.

ЭХ, ФЕРМА!

Начиная с 60-х годов все будущее деревни, ее рост связывались с совхозом «Память Ильича». Хозяйство было крепкое, перспективное. В начале 80-х годов близ Дуброва на месте старой фермы встала новая, с железобетонными конструкциями, силосными ямами. Размах большой. Рядом — водонапорная башня. Все капитально. Одних коров на ферме было четыре сотни, большое стадо нетелей. Это радовало, но...

Как и по всей России, заниматься производством стало нерентабельно. Вот и пошел скот под нож, а потом и саму ферму развалили. С горечью говорят об этом дубровцы. Вспоминают историю. Но воспоминаниями сыт не будешь. Держат в деревне коров. Их здесь три десятка да еще 48 коз. В частных руках сейчас 6 тракторов, так что с пахотой у жителей проблем нет, как и с заготовкой сена на зиму. Живет деревня рядом с погибшей фермой.

IMG462.JPG

На снимке: бывшая Дубровская ферма.

ХЛЕБ ПРИВЕЗЛИ

Дубровский сельский магазин в полдень принимал хлеб. Батоны и буханки из Куровского уже ждали люди. Очередь небольшая.

Торговое помещение довольно просторное, и на витринах товарного изобилия, как в других магазинах, не наблюдалось. Впрочем, были молоко и кефир, колбасы, консервы, крупы, что привычно для покупателей, не избалованных импортными деликатесами.

Хозяйка магазина Н. В. Абрашина принимала товар и говорила: «Скоро начнутся горячие деньки. Дачники приедут. Вот тогда только поворачивайся...»

Да, зима и лето для сельских магазинов разного цвета. Когда отгружали хлеб, женщины в очереди отметили, что черный из Орехова хороший, а белый из Куровского не ахти, не вкусный...

Хлеб привезли.jpg

На снимках: Н. В. Абрашина принимает хлеб.

«МЫ ИМ ВЕРИМ...»

По деревне мы прошли с главой сельского округа А. Б. Александровым и его заместителем О. В. Пашковым. Их хорошо знают в деревне. Они сумели объединить людей в решении многих проблем, а значит, общими стараниями сделать их жизнь лучше.

В Дуброве работают Дом культуры, библиотека, магазин, фельдшерский пункт. В поселке, так называют здесь бывшие совхозные дома, есть водопровод. Он тоже был отремонтирован и пущен стараниями сельской администрации и жителей. На водонапорной башне заменили вышедший из строя глубинный насос, поменяли старые трубы на новые, и вода пришла в дома.

В настоящее время Дуброво является одной из самых телефонизированных деревень нашего района. В 58 домах, где люди живут постоянно, работает 48 телефонов с прямым выходом в город. И помогла этому приобретенная АТС. Программа «Народный телефон» для жителей деревни стоила, конечно, недешево, но люди откликнулись, администрация выделила помещение, районный узел связи отремонтировал его и произвел установку оборудования. Без тесной связи между руководителями и жителями сделать это было бы просто невозможно.

Помогает решению проблем и внедренное здесь самообложение. За счет собственных средств в деревне налажено освещение, за которое отвечает З. И. Худова, ремонтируются колодцы. Вот почему, когда мы шли по деревне, к Александру Борисовичу и Олегу Викторовичу подходили люди. Они советовались, о чем-то спрашивали. Как говорится, есть контакт.

Мы им верим.jpg

На снимке: встреча на улице.

В СЕЛЬСКОЙ ШКОЛЕ

Первая школа появилась в Дуброве в начале 30-х годов. Она находилась в одном из домов, хозяева которого были раскулачены. Но вскоре ее подожгли. В новое деревянное здание местные ребятишки пришли в 1936 году. Сколько их проучилось здесь, сказать трудно. Одним словом, все жители получили в ее классах первые знания.

Когда мы открыли дверь школы, то удивились тишине. В двух классах шли уроки. В одном из них с ребятами занималась директор школы Л. А. Богатова.

— Я здесь работаю 10 лет, — говорит Лидия Александровна. — Когда пришла, в школе было 12 учеников. В последние годы их от семи до девяти. У нас тепло, сельская администрация всегда обеспечивает нас дровами. Есть необходимые наглядные пособия, мебель. Ремонт школы мы делаем сами, привлекаем для этого и родителей. Учебников достаточно, дети получают в школе бесплатные завтраки. Мы сами готовим им чай. Школа сельская, поэтому здесь все по-домашнему...

С детьми первого и второго классов в это время занималась Е. В. Кулькова. Она недавно окончила Орехово-Зуевский педагогический институт и очень довольна, что попала в сельскую школу. В ее классе много детских поделок из пластилина, природного материала, аппликаций. Она работает с детьми по экспериментальной программе «Школа-2100», а это значит, нужны фантазия и поиск.

А дети? А дети были рады неожиданным гостям. И не только им. В классах много света от яркого солнца за окнами...

В сельской школе.jpg

На снимке: в школе идет урок.

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ

• Исстари места около деревни были богаты торфом. До революции большая часть из них принадлежала М. С. Кузнецову, владельцу фарфорового завода. На добыче кускового, а затем фрезерного торфа в основном работали вначале местные жители, а с 30-х годов на летние заработки сюда приезжала молодежь со многих областей.

• По словам старожилов, в Дуброве было две церкви. Одна из них — старообрядческая с престолом Покрова. Последним священником ее был о. Василий. Когда перед войной церковь закрыли, его вместе с матушкой выслали. Матушка после войны вернулась, в деревне и померла. Отца Василия никто из дубровцев не видел. Во время войны в церкви был склад зерна. Потом за ненадобностью его разобрали, перенесли бревна в центр деревни и сделали магазин, который стоит до сих пор.

• Радио провели в деревню в 1944 году, а электричество появилось в 1947-м. Н. Т. Никонов помнит и сейчас, как на быках возили столбы для электропередач. В 1970 году через Дуброво прошла асфальтовая дорога из районного центра до деревни Язвищи.

#Glubinka-Krasulenkov

Продолжение следует...

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц