Вопрос главе

Сетевое издание «Орехово-Зуевская правда»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

среда, 17 августа

облачно с прояснениями+29 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Скульптор Андрей Матвеев: «По-прежнему остается мечта — памятник Морозову во весь рост»

12 окт. 2019 г., 10:11

Просмотры: 6767


Если вы живете в Орехово-Зуевском округе, значит, наверняка знакомы со скульптором Андреем Матвеевым. Пусть не лично, но заочно. Бюст Саввы Морозова на одноименной улице видели? А новый памятник Пушкину на площади, названной в честь поэта? Так вот они — творения рук скульптора Матвеева. Впрочем, не только они. Но обо всем по порядку

— Андрей, сколько всего на улицах Орехово-Зуева «приветов от скульптора Матвеева»?

— Есть такое выражение, что в России нужно жить долго, чтобы успеть сделать задуманное. К сожалению, не могу похвастаться монументальным багажом. Памятники чаще приходилось делать в гранитной мастерской, нежели в городе, потому что это удовольствие дорогое и хлопотное. Памятник мало поставить, за ним еще и ухаживать надо. В большинстве случаев заказывают мемориальные доски или бюсты. И то, как правило, из бетона или гранита. Бронзу — практически никогда: боятся, что украдут, или просто «жмутся». Так что в городе большого памятника, чтоб в полный рост и из бронзы, я еще не поставил. Что же касается Пушкина, то это не мой проект, а Николая Павловича Пустыгина. Я всего лишь увеличил его чудом сохранившийся эскиз. Памятник-бюст Савве Тимофеевичу Морозову удалось поставить благодаря усилиям директора Детской школы искусств имени Якова Флиера Ольги Алексеевны Андреевой, это она помогла организовать сбор денег. Огромное спасибо бывшему режиссеру народного театра Геннадию Александровичу Каретникову за то, что взял на себя эту рискованную финансовую ношу. И жители города не подвели: памятник установлен на народные средства. У нас с Ольгой Андреевой есть еще две совместные работы: памятник пианисту Якову Флиеру и мемориальная доска Варвары Гайгеровой. Сейчас идут работы по установке памятника-бюста купцу и предпринимателю Ивану Зимину — тоже на народные деньги. Огромное спасибо всем, кто откликнулся на призыв и внес материальную лепту в создание этих памятников. Спасибо, земляки!

IMG_4949.JPG

— Памятники по вашим проектам украшают только Орехово-Зуево или другие города тоже?

— В других городах есть, но очень мало. В 2016 году в Ликино-Дулеве, возле спортивного комплекса, установили интерактивную скульптуру «Баскетболист-победитель». А в начале нулевых удалось поставить памятник русским валенкам в Москве.

DSC04363.JPG

— Наверное, в детстве будущий скульптор обожал строить замки из песка и лепить из глины. Или интерес к скульптуре пришел позднее?

— В детстве я мечтал стать живописцем. Очень любил запах масляных красок. Много рисовал цветными карандашами. Мир вокруг казался таким ярким и удивительным. Поэтому только краски могли передать мои чувства к этому миру. К форме перешел уже позже, когда почувствовал материал в руках. Объем и форма захватили мое воображение. Ведь они могут формировать пространство. Возьмите тот же Питер. Какой бы он был без скульптуры?!

— Где вы учились искусству скульптуры?

— Когда я пошел в первый класс общеобразовательной школы, мама привела меня в Дом пионеров и записала в студию ИЗО. Руководил ею Александр Васильевич Петров. Он и стал первым и главным учителем в моей творческой судьбе. В кружке был класс скульптуры. Полки ломились от детских поделок. Я и сам не заметил, как вместо рисования стал больше времени уделять лепке. Работал с глиной и гипсом. Когда мне исполнилось 10 лет, Александр Васильевич повез меня в Московскую художественную школу, что напротив Третьяковской галереи. Жил я в интернате при школе, и все семь лет обучения из окна была видна Третьяковка. Стоило перейти дорогу, и ты оказывался в храме искусств. После была служба в рядах советской армии. В 1987 году я поступил в МГХИ имени В.И. Сурикова на факультет скульптор-монументалист. Повезло учиться у самого Льва Ефимовича Кербеля. В 1993 году защитил диплом и вернулся в родной город. Здесь сразу получил мастерскую и вступил в Союз художников.

— Чей памятник стал для вас первым?

— Первый памятник, посвященный русским валенкам, был создан в 2003 году для Москвы. Стоит перед комбинатом войлочной продукции на Павелецкой. А в нашем городе мой первый памятник был установлен пианисту Якову Флиеру у школы искусств в 2012 году, к 100-летию со дня рождения музыканта.

— Когда вы идете по городу и видите творения своих рук, какие чувства испытываете?

— Испытываю чувства глубокого неудовлетворения и недовольства от некоторых своих работ, от того, что мог бы сделать лучше, а не сделал. Есть работы, за которые не стыдно, например, за памятник-бюст С.Т. Морозову. А есть, которые хочется переделать или доработать. Например, свою первую мемориальную доску — Иванову на здании Орехово-Зуевского УВД — я бы совсем переделал. А доски Шулайкиной и Дмитриеву перевел бы в бронзу. К сожалению, в городе любят разукрашивать скульптуры. Страшно и больно смотреть на этот вандализм.

шулайкина

— А памятник Пушкину вообще был варварски разрушен. Тяжело было создавать Александра Сергеевича №2? Ведь там наверняка имелись определенные требования и рамки.

— Основной сложностью были сроки, боялся не успеть ко Дню города. Нужно было одновременно делать и постамент, и скульптуру. Разрывался на два города, потому что скульптуру изготавливали не здесь. А одновременно еще нужно было ставить памятник Морозову. К счастью, остался чудом сохраненный эскиз к памятнику Пушкину. Памятник в бетоне отличался от эскиза в пластилине своей статичностью и строгостью, тогда как в эскизе видна легкость и изящность фигуры. Я ничего не менял и не добавлял, все сделано строго по эскизу, так, как слепил автор — Николай Павлович Пустыгин (1918–1984). Мне кажется, ему бы понравился новый вариант, потому что сделан именно таким, каким был задуман первоначально.

пушкин

— Памятника кому из великих, на ваш взгляд, не хватает в городе?

— Этот вопрос нужно задать краеведам. И наверняка найдется ряд удивительных имен, которые достойны памяти. Но я бы не стал так узко использовать скульптуру. Ведь можно украшать город и другими ее формами, без пьедесталов. У нас уже имеется одна такая — скульптура гармониста. Вот и у меня есть мечта поставить своего Мальчика-футболиста, а еще скульптуру Влюбленного под часами. В самом деле, мы что, хуже других городов?!

— Если бы у вас вдруг появилась мифическая возможность пообщаться с авторами наших самых известных памятников: Борцам революции, Ленину, Морозовской стачке, Памяти павших на Привокзальной площади, что бы вы как скульптор им сказали? И какой бы совет хотели услышать от них?

— К сожалению, я застал только одного из них. Это был автор памятника солдату у вечного огня — Герман Александрович Сидоров. Мы очень много общались в последние годы его жизни, и он всегда меня поддерживал в порыве поставить памятник Морозову. Говорили о совместной работе, спорили. Очень не хватает порой совета настоящего мастера. Ведь опыт, накопленный за годы в профессии, дорогого стоит. И повезет, если встретишь на пути своем хорошего и ценного спеца. Очень не хватает старых мастеров.

— Вам интересны в профессиональном плане малые скульптурные формы или все же больше нравятся масштабные проекты?

— Станковая скульптура, можно сказать, и есть моя основная работа. Выставки — это единственная возможность выйти на зрителя. Монументальный заказ — большая редкость, и ждать его нет смысла. Монументальная скульптура — как удача: сегодня есть, а завтра нет. Потом монумент — это заказ и подчас подневольная тема, а станковая скульптура — потребность души. И здесь не нужен ничей совет. Делаешь то, что чувствуешь, что подсказывает сердце.

— Кроме скульптуры, что еще входит в круг ваших творческих интересов?

— Музыка. Когда работаю, всегда слушаю музыку. Она создает нужное настроение. Это самое мощное и удивительное, что придумал человек. Ее нельзя увидеть глазами и потрогать руками, но она сильнее всего позволяет переживать. Еще люблю кино и книги.

— Когда приезжаете в новый город, в новую страну и осматриваете достопримечательности, вы оцениваете их исключительно с точки зрения туриста или же скульптор в вас тоже не молчит?

— Я люблю путешествовать и открывать для себя новые города и страны. Особенно поражают старинные города с многовековой историей. Когда встречаются памятники и скульптуры, не могу пройти мимо и не разглядеть все в деталях. Конечно, невольно включается профессиональный взгляд. Постоянно учишься. Что-то берешь на вооружение для себя, на будущее.

— Самый неудачный памятник, который вы когда-либо где-либо видели?

— В Германии видел одного молодого и смелого «новоявленного творца». В центре города на фоне старых замков стоят скульптуры из ржавых листов железа, нарезанных автогеном. Я не берусь судить автора: может быть, он так видит и кому-то это даже нравится. Настоящий художник всегда находится в поиске, а лучший судья ему — это время.

— От чего зависит ваше вдохновение?

— Никакого вдохновения не будет, если перестать работать, не находиться постоянно в теме. Процесс поиска идет постоянно, независимо от того, чем ты занят. Это уже потом начинаешь лепить или рисовать задуманное. Каждый день должен оставлять след и служить прологом следующего. Вдохновение можно сравнить с чувством голода. И пока не исполнишь задуманное, оно не отпустит.

— Есть ли мечта сваять что-то грандиозное, может быть, необычное, гротесковое? И о чем вы вообще мечтаете как скульптор?

— По-прежнему остается мечта — памятник С.Т. Морозову во весь рост. Я долго искал пластическое решение его образа и теперь, когда нашел, хотел бы воплотить его в памятник. Есть мечта украсить Центральный бульвар интерактивными скульптурами с забавными и гротесковыми сюжетами — как в других городах. Может быть, удастся поставить у стадиона «Знамя труда» скульптуру Футболиста, который уже готов в глине, стоит в мастерской и ждет своего часа. В наше время наивно верить в единомышленника-мецената — так же, как наивно ждать принца на белом коне. Но что бы я делал без помощи земляков?! Поэтому будем делать то, что каждый может, а там что будет. Много идей и планов, и все хочется успеть осуществить. Так что о «полной реализации» говорить еще рано.

08300004.JPG

Беседовала Ольга Красавина

Обсудить тему

Введите символы с картинки*