ГАУ МО "Орехово-Зуевское информагентство МО"

Яндекс.Погода

пятница, 24 ноября

пасмурно-7 °C

Онлайн трансляция

Я бы в дворники пошла. Пусть меня научат

08 окт. 2016 г., 20:39

Просмотры: 309


Улицы города не отличаются чистотой. Принято обвинять в этом коммунальщиков и власти. Кто на самом деле виноват и что в этой связи делать? Искала ответы на извечные вопросы корреспондент Диана ЖУКОВЕЦ

Восемь утра. Невыспавшиеся взрослые бегут на работу, дети нехотя плетутся в школу, а я уже полтора часа как дворник — со своим напарником Дмитрием Рощиным убираю листву.

— Итак, сегодня по плану — дом № 11 на улице Пролетарской и № 9 на улице Барышникова в нагрузку, — обозначил фронт работ Дмитрий.

Теперь, когда следить за чистотой стало моим профессиональным долгом, мусор сразу бросается в глаза. Двор усыпан окурками, повсюду валяются тряпки, средства личной гигиены, шприцы, остатки еды, бумага.

— Сезон ночных посиделок во дворе закончен, — говорит мой напарник. — Летом картина еще хуже. С детской площадки можно вынести два больших мусорных пакета с бутылками, окурками, чипсами, сухариками.

В поклонах добираемся до тыльной стороны дома. Здесь картина еще хуже. Донести мусор до помойки жильцам, видимо, нелегко, поэтому он отправляется прямиком в окно.

— Раньше по стандартам надо было убирать территорию в радиусе пяти метров от дома, потом увеличили до 10, а сейчас вообще 30. Поговаривают, что 50 метров хотят сделать! — сетует дворник.

К слову сказать, вычищать территорию — занятие не из приятных, и даже не из-за брезгливости, а из-за понимания, что через час будет все то же самое.

На «зачистку» двора мы потратили почти два часа.

— Дальше по плану — подъезд, — говорит Дмитрий, и я плетусь за ним в подвал набирать воду в ведра.

За это время можно немного отдохнуть.

— На подъезд уходит 10 ведер, каждое весит 10 килограммов. Но ничего, нас двое. Справимся! — уверен Рощин.

Уже через 10 минут мы тащим ведра в последний подъезд. Люди смотрят на меня оценивающим и в то же время осуждающим взглядом, шепчутся: «Новенькая, что ли? Вот молодежь, ни образования, ни цели. Уборщицами работают! Куда страна катится?».

Еще два рейса, мы стоим около подъезда, и Дмитрий распределяет обязанности.

— Я подмету, протру подоконники и стены, ты моешь пол, — показывая на ведро с тряпкой, говорит уборщик.

Эта задача мне показалась несложной.

«Что может быть проще, маши тряпкой и воду успевай менять», — думала я. Как же я ошибалась.

На переднем фланге трудового фронта выяснилось страшное: не работает лифт. И я начала восхождение на 9-й этаж.

Далось оно нелегко — своя ноша в виде доверху наполненного ведра вопреки распространенному утверждению все-таки тянула.

Дыхание сбилось уже на пятом этаже, а ведь предстояла еще помывка пола.

Собравшись с силами, продолжаю подниматься по лестнице.

После инструктажа Дмитрия я принялась за дело. Первые два пролета дались легко. Но уже скоро появилось предательское желание дезертировать с поля боя за чистоту.

Размышления в непарадном подъезде прервала женщина из аварийной службы.

— Ведро че тут поставила? — толкнув меня, буркнула она.

Оказывается, все это время в лифте томилась пленница. После операции по освобождению заложница вместе со своей спасительницей прошлась по свежевымытому полу, оставляя грязные следы. Меня бросило в жар, я еле сдерживалась, чтобы не наброситься на нее и заставить помыть за собой.

Вместо удовлетворения от такой работы я чувствовала только боль в спине и руках.

Но вот забрезжил свет в конце тоннеля — остался один пролет. Счастью моему не было предела.

На мытье одного подъезда у меня ушло почти два с половиной часа.

— Хорошо, — одобрительно похлопал меня по плечу Дмитрий. — Впереди самое сложное — мусоропровод.

Мой наставник продемонстрировал непонятную штуковину.

— Кто-то выкинул тележку из супермаркета, — объяснил он. — Я спилил корзину, а на колесики установил подставку, чтобы легче было отвозить мусор на контейнерную площадку.

Он достал корыто, наполненное бытовыми отходами, и начал вываливать содержимое в коробку, которую поставил на самодельную тележку.

— Поможешь?

— Может, я пока посмотрю? — взмолилась я.

На мусорке нам встретились двое мужчин с детскими колясками. Издалека показалось, что примерные отцы помогают женам выносить мусор и гулять с детьми. Действительность оказалась куда непригляднее: в коляске — пакеты с металлом, в руках — бутылка пива, в зубах — сигарета.

— Мы в Москве работаем, два через два, — затянувшись, поведал один из маргиналов. — В свои законные выходные ходим, собираем. Зарплату — жене, а что выручил — на сигареты.

Позже Дмитрий рассказал, что каждые два дня они бывают не в столице, а в пункте приема металлолома возле Теплосети.

— Там принимают жестяные банки, — пояснил он, продолжая выгребать мусор из следующего подъезда. — По 50 копеек за штуку. Насобирают за день 600 банок — 300 рублей в кармане. 100 на самогон, 200 на закуску. Все, день прожит не зря.

Бытовые отходы многое говорят о жителях дома.

— Во втором подъезде — приверженцы здорового питания. Их ежедневный рацион — арбузы, дыни, яблоки, постоянно выкидывают жмых от фруктов — сок делают, к зиме готовятся. В третьем — любители ремонта. Через день приходится прочищать мусоропровод от их реек, плинтусов и обоев, — перекладывая мусор, сказал Рощин. — В первом живут обеспеченные люди. Смотри, какие машины около подъезда стоят, а не могут элементарно отходы в пакеты сложить, около мусоропровода постоянная грязь.

Наконец, все дела были сделаны, и мы присели отдохнуть. Дмитрий рассказал, что раньше работал машинистом на железной дороге, но в 2010 году поменялось руководство, и он был вынужден уйти.

— На этом участке до меня убирала мама. Теперь вот я, — сказал он. — Мне главное до пенсионного возраста доработать.

Образцового дворника из меня не получилось. Не по Сеньке шапка. Тяжелая это работа — тряпкой и граблями целый день махать. Ощущается нехватка средств малой механизации. На деле у уборщиков только авторские ноу-хау — самодельная тележка для перевозки мусора и палка с гвоздем на конце. Да плюс недовольные горожане.

На протяжении всего трудового дня вспоминалось известное выражение: «Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят».

Елена Сергеевна Нефедова