ГАУ МО "Орехово-Зуевское информагентство МО"

Яндекс.Погода

пятница, 24 ноября

пасмурно-7 °C

Онлайн трансляция

1929 год

20 нояб. 2016 г., 21:32

Просмотры: 303


Полным ходом идет индустриализация, при этом появляются проблемы с производством продуктов питания, которые не обходят стороной Орехово-Зуево и район. Власти стараются минимизировать эти вызовы

«Даешь бюро изобретателей!». Статья под таким названием, вышедшая в «Колотушке» 20 июля, фактически демонстрирует необходимость развития промышленности на новых принципах, с применением современных научных знаний.

На страницах нашей газеты желательно поставить вопрос об открытии в Орехово-Зуеве бюро изобретательства. Я ставлю этот вопрос потому, что у нас нет никакой работы в этой области. Я прошу всех изобретателей города и уезда сказать свое веское слово об открытии бюро изобретателей. Ведь теперь многие изобретатели работают впустую, без помощи.

При бюро надо открыть технические курсы по черчению, а также читать лекции по механике, ткачеству, прядению и отделке.

Вопрос об открытии бюро изобретателей поднимался и в упрофбюро, и в управлении фабрик. Средства нужно взять из фонда изобретательства при заводоуправлении.

Изобретатель.

Как и говорилось, вынужденный перекос в сторону развития производства, выкачивает ресурсы из других отраслей, в том числе — сельского хозяйства. Своим материалом «Земли мало — а мы ее бросаем» от 24 июля газета констатирует такое положение дел в Орехово-Зуевском округе.

Крестьянские дворы, занятые в производстве на местных фабриках и кустарными промыслами, мало заинтересованы в сельском хозяйстве. Поэтому наблюдается массовая забрасываемость земель. Как яркий пример, можно привести селение Городищи, где из всего земельного общества в 80-100 дворов — только около 10 дворов занимаются сельским хозяйством, а остальные хозяйства используют землю лишь под сенокосом. Это же можно сказать о селении Куровская, где от земли отказались 35 дворов.

Тем временем государство старается минимизировать перекос, направляя рабочих на помощь сельскохозяйственным регионам. Это также нашло отражение в «Колотушке», которая в заметке «На хлебозаготовках. Ореховская рабочая бригада в городе Воронеж» от 30 июля на местном материале демонстрирует общегосударственные процессы.

Рабочая бригада явилась на станцию Орехово с музыкой. У всех — приподнятое настроение, т.к. каждый чувствовал большую ответственность. Еще бы — он едет на хлебозаготовки, один из важных фронтов нашего хозяйства.

В Москве. В Хлебоцентр приехали к 10 ч. Зарегистрировались. С нами приехали коломенцы и москвичи. Все имели желание попасть в Пятигорск и дальше на Кавказ. Никому не хотелось попасть в Самару и Воронеж. Москвичи шутили, что в Пятигорск попадет вся Москва. По списку Москва регистрировалась первой — она и попала в Пятигорск. Большинство ореховозуевцев направились в Самару, коломенцы и мы — шесть человек из Орехово-Зуева — в Воронеж.

Интересная информация о структуре Орехово-Зуевского района в 1929 году опубликована в газете 3 августа под названием «Укрепить советы». Причем, как видно по общей тенденции к оптимизации, речь шла об укрупнении.

Орехово-Зуевский район создан из 5 волостей. Он имеет в своем составе 60 сельских советов. Предстоящая работа по укреплению сельских советов потребует очень много сил со стороны партийных и советских организаций.

Правопорядок становится все более востребованным элементом благополучия государства. Заметка под названием «Скандал, а постовых нет» от 3 августа — именно об этом.

Во всем Зуеве вы не увидите постового милиционера. Если вы будете — что может случиться — кричать о помощи, то, увы, ваша надежда не сбудется — милиционер к вам не явится.

Вот яркий пример жуткой поножовщины, разыгравшейся недавно напротив Большого моста (центр Зуева). Здесь трое избивали одного… Кричали, давали свистки, напрасно…

На окраинах должны быть усилены милицейские посты.

Международное положение в 1929 году напоминало современное: негативное влияние санкций на экономические отношения, попытки представителей западного бизнеса эти проблемы минимизировать. Об этом в материале «Английские промышленники требуют признания СССР» от 3 августа.

Английского министра по делам Шотландии Адамсона и министра земледелия Ноэля Бекстона посетила делегация представителей всех отраслей английского сырьевого промысла и категорически требовала возобновления отношений с СССР. Оба министра обещали тщательно рассмотреть заявления делегации и напомнили ей, что с 1 августа законодательство о гарантии кредитов по взаимной торговле распространяется и на сделки с СССР.

«Порядочки в наркодиспансере. Фридлянский пишет статьи о хорошей работе наркодиспансера. Лишь бы не принимать больных». Статья под таким названием, опубликованная 18 августа, по сути, говорит о том, что запретных тем для газеты и для обсуждения общественностью больше нет. «Колотушка» старается «вывести на чистую воду заевшихся специалистов».

В Орехово-Зуеве существует наркодиспансер — центр борьбы с алкоголизмом. Как ни печально, но нужно признаться, что «плачут денежки», затраченные на создание этого «центра».

Ловкий врач Фридлянский сорганизовал около себя актив непьющих (до 50 чел.), с которыми он замкнулся, а об остальных и не думает. Когда же ему говорят о пришедшем новом больном, который пьет, пропивает деньги, бьет жену, детей, тащит вещи, тогда только т. Фридлянский соблаговолит сказать: «вы его позовите к нам в наркодиспансер».

И вот больной приходит к Фридлянскому, которого этот принимает; ну, а затем больной исчезает или недовольный невнимательным приемом, или оттого, что ему приходится ожидать по нескольку часов (пока Фридлянский не освободится от беседы с одним из пациентов).

Бывало, что сестра сообщит т. Фридлянскому, что новый больной пьет, и его надо лечить. Доктор отвечает:

— Больной в этом отношении безнадежный.

Все это он говорит для того, чтобы отвязаться.

Постоянное подстегивание работы по интенсификации производства стало приметой времени для СМИ. «Колотушка» также участвует в этом процессе, публикуя материал «Темп ослаб» от 21 августа о проблемах на предприятиях Орехово-Зуева.

На БПФ №1 социалистическое соревнование по цехам значительно ослабло: нет новых вызовов, показательные доски внутрицехового соцсоревнования показывают результат за май — июнь.

ФЗК, ячейка партии не руководит соревнованием. Необходимо усилить и не ослаблять соцсоревнования.

Вовлечение средств населения в индустриализацию государства стало одним из способов ее ускорения. Орехово-Зуевский округ также участвует в этом процессе, о чем газета пишет в заметке «Дулевцы займом охвачены на 75 проц. Оставшиеся, подтянитесь» от 24 августа.

Дулевцы подписались на 3-й заем индустриализации к сегодняшнему дню на 147635 р. Займом охвачено 75% рабочих и служащих. Еще некоторые несознательные группы и лица с окладом даже в 100 рублей или не подписались, или подписались на 10% своего месячного жалования. Подписка на заем продолжается.

Уже в те годы досугу придавалось большое значение, ведь он, в конце концов, должен был материализоваться в улучшение качества производства. «Негде отдохнуть» — таким материалом от 30 августа «Колотушка» ориентирует власти на постройку клуба в Дрезне. Хотя если учесть, что сама газета является органом Орехово-Зуевского окружкома ВКП (б), окрисполкома и окрпрофсовета, то это, скорее, месседж читателям: надо — сделаем.

На Дрезненской фабрике работают около 6000 рабочих, а им после работы негде отдохнуть: нет клуба, нет театра. В долгие зимние вечера рабочие вынуждены сидеть в душных каморках и коридорах казарм. Я прошу окрпартконференцию обсудить возможность постройки в Дрезне клуба.

Баринова, работница Дрезненской фабрики.

Тенденция укрупнения производств, в том числе сельскохозяйственных, коснулась и Орехово-Зуевского округа. Анализ на эту тему дает «Колотушка» в материале «От колхоза-карлика до колхоза-района» 5 сентября.

Довольно организовывать карликовые колхозы в 5–10 дворов на «массиве земли» в 10–15 га и с 3–4 лошадьми в качестве «технической базы».

Нужно прямо сказать: в каждой деревне Орехово-Зуевского округа найдутся такие 5–10 дворов, которые легко выделить из деревни и организовать колхоз-карлик из одного актива.

Сейчас перед деревенскими парторганизациями, перед крестьянами стоит задача сложнее: организовать крупные колхозы, колхозы-селения, колхозы-волости, колхозы-районы.

Чистки — явление стандартное для постреволюционного периода. «Вывести на свет затаившихся приспособленцев и чуждый элемент» — примерно таков мотив партийных чисток, которые вместе со всей страной проводились и в Орехово-Зуевском округе. Газета рассказывает об одном таком мероприятии в материале «Чистка в Подгорной проходит оживленно» от 7 сентября.

Проверка и чистка Подгорной ячейки партии началась. Собрание открыл тов. Кадыков. Прежде чем начать чистку, был заслушан отчет бюро о работе ячейки. В прениях выступали 4 человека.

Товарищи указывали на то, что недостаточно велась работа по росту парторганизации, с женщинами и по руководству добровольными обществами.

После доклада бюро и проверкома приступили к чистке.

— Кто первый?

Из толпы закричал тов. Журавлев П. А.: — Я.

Проверком зачитывает личную карточку тов. Журавлева. С мест посыпались вопросы Журавлеву.

Активность большая. Присутствовали 600 человек: членов ВКП (б) 70, членов ВЛКСМ 50 и беспартийных рабочих 480. Это в первый день чистки.

Чистка Подгорной партячейки проходит при большой активности рабочих.

М. И. Морозов.

«Семейные» отношения с бывшим хозяином» — материал под таким названием от 24 сентября, по сути, подводит основу под те самые партийные чистки, о которых газета рассказывала выше.

Авсюнинская фабрика Вигонь треста (Куровской район) ранее принадлежала Милованову. Бывший фабрикант в настоящее время жив и здоров, живет рядом с бывшей его фабрикой.

Мало того, он даже имеет связь с фабрикой. Наш зав. снабжением тов. Смирнов И. Я. Сжалился над ним и дал ему хорошую работенку — берда вязать, отказав прежнему берднику.

Милованова можно видеть даже и на производстве, и уточной конторе, где он лично отбирает уток № 24 — для чего, неизвестно

Не пора ли, братцы-товарищи, порвать эти «семейные» отношения с бывшим хозяином?

Непременной составляющей успешного развития должна была стать образованность населения. В конце концов, люди должны знать, зачем и как происходит процесс. В тему материал «Колотушки» от 29 сентября «Как с музеем?».

Как уже писала «Колотушка», под развертывание окружного производственного музея предоставлено помещение фабричной производственной выставки. Но это помещение до сих пор занято передвижным библиотечным фондом.

Тов. Галкину предложено срочно связаться с Историческим музеем для отборов экспонатов в организуемый музей. Главмузей со своей стороны договорился с ЦК союза текстильщиков о кандидате для заведывания орехово-зуевским музеем. По сведениям окрОНО, экспонаты для музея будут предоставлены и ленинградским областным ОНО.

Несколько сентябрьских материалов о ситуации в Дрезне затрагивают тему ЖКХ. Одну из них озвучивает «Колотушка» 3 ноября в заметке «Водопровод новый, а вода негодная».

Дрезненский горсовет выстроил новую водонапорную башню. Обошлась она, кажется, около 35 тысяч рублей. Вода, получаемая из артезианской скважины, никуда не годна. Если будешь ее пить, то в животе у тебя — революция. Количество желудочных заболеваний увеличивается.

Я предлагаю, во-первых, улучшить качество воды из артезианской скважины и, во-вторых, построить в поселке Дрезна куб, где бы можно получать кипяток за дешевую плату.

Лебедев.

5 ноября в материале «Караул, тонем…» речь идет об освещении улиц Дрезны.

Пора бы дрезненскому горсовету осветить Советскую улицу. Рабочие, идя с работы, буквально тонут в грязи.

В двух местах лопнули водопроводные трубы. Из земли выбивается вода. В этих местах стоит непролазная грязь. О починке водопровода и об освещении улицы дрезненский горсовет также не думает. Очевидно, дожидается мороза. Тогда вся грязь замерзнет.

Все большее внимание «Колотушка» начинает уделять борьбе с контрреволюцией и спекулянтами. Новая экономическая политика, провозглашенная в 1921 году, постепенно входит в диссонанс с индустриализацией и линией государства на массовое производство. На эту тему «Колотушка» публикует серию материалов. «У несдатчиков конфискованы мельницы» — заметка в газете от 12 ноября.

Владелец водяной мельницы в деревне Степановке, Куровского района, Антон Мельников должен был сдать Дороховскому ОП по 15 октября, 11000 кг гарнца. На самом же деле им было сдано только 335 кг.

В августе представители рика обнаружили, что Антон Мельников с некоторых граждан за помол зерном не брал, а требовал уплаты деньгами.

— Почему вы не берете за помол, как требует правительство? — обратились к мельнику представители рика.

В ответ на это Мельников начал выражаться матерными словами, не дав никаких объяснений по поводу своего незаконного поступка.

Точно также не сдавал гарнцевого сбора другой степановский мельник, Анатолий Мельников.

Дело о несдаче Мельниковыми гарнцевого сбора разбиралось народным судом 4 участка. Народный суд признал, что скрытие и несдача гарнцевого сбора имеет явно мошеннический характер, направленный к срыву хлебозаготовительной кампании. Оба Мельниковых приговорены к высылке из пределов Московской области: Антон Мельников — на 2 года, Анатолий — на 1 год. Мельницы у Мельниковых конфискованы.

Не стихает, по мнению «Колотушки», «Контрреволюционная агитация против хлебозаготовок» — об этом газета рассказывает 19 ноября.

18 ноября в окружном суде будет слушаться дело крестьянина деревни Юркино, Ореховского района, Маркина, обвиняемого в контрреволюционной агитации в связи с хлебозаготовками. Когда на собрании жителей этой деревни был поставлен вопрос об избрании комиссии содействия хлебозаготовкам, Маркин всячески мешал нормальному ходу собрания, не давал говорить выступающим и 12 раз выступал сам. Его выступления сводились к угрозам вооруженного восстания:

— Нужно итти против советской власти, как в 1905 году мы шли против царя. Хотите получить картошку, приходите с винтовками и пулеметами.

Маркину удалось сорвать первое общее собрание жителей. Комиссия содействия не была выбрана.

После ареста Маркина деревня Юркино комиссию избрала, и задание по хлебозаготовкам выполнила полностью.

Пьянство и коммерция — об этих «пережитках прошлого» «Колотушка» рассказывает в материале «Забытая деревня» 20 ноября.

В деревне Дубровка Ореховского района сельсовет состоит из бывших торговцев и спекулянтов. Председатель сельсовета каждый день пьянствует. Член сельсовета Юдичев Андрей Яковлевич, спекулянт, торговец до 1926 года. Он состоит в списках бедноты. Спрашивается, почему? Да потому, что предсельсовета его родной брат. Левина Пелагея тоже спекулировала до 1926 года, она тоже родня.

«Лишенцев выгнать из колхоза» предлагает «Колотушка» в своем материале от 24 декабря. Такие меры вполне в духе времени.

Деревня Игнатово Куровского района целиком перешла в колхоз. Лишенцы: Коблов Т. И. и его зять Холодов, проживающие в одном хозяйстве, тоже подали заявление о принятии их в колхоз.

Собрание членов колхоза, разобрав их заявление, решило принять их с условием, чтобы они внесли полный пай. Это неправильно. Кулакам и лишенцам в колхозе нет места.

В колхозе есть решение о постройке скотного двора для молочного и скотоводного хозяйства. Для данного мероприятия нужно обобществить скот членов колхоза, а также обобществить весь с/х инвентарь. Это кулакам не по нутру. Вот тут-то Коблов и Холодов, конечно, и начали резать своих коров. Лишенцев необходимо немедленно выгнать из колхоза.

С функциями народного контроля, которые взяла на себя «Колотушка», СМИ неплохо справляются во все времена их существования. В материале «Разные цены на одинаковые обеды» от 29 декабря газета, обращая внимание на разницу в стоимости услуг разных столовых Орехово-Зуева, фактически вторгается в сферу предпринимательства. Хотя и делает это в русле государственной политики.

Имеющиеся в Орехове столовые всегда полны народом, и недостатков в них хоть отбавляй. Первое, что бросается в глаза, когда побываешь во всех столовых, — это разная стоимость обеда. В Моссельпроме — 70–80 к., в бывшем рабочем кафе — 60–75 к., в доме крестьянина этот же обед — 50–65 коп. и в столовой ЦРК — 70 коп. В столовой ЦРК второе блюдо из одной каши или макарон сделать можно, а в других нельзя. Порцию хлеба, которая подается к обеду, несомненно, надо увеличивать, в особенности дому крестьянина. Кстати сказать, порция хлеба во всех столовых подается разная.

Герман Витальевич Спирин