Орехово-Зуево. Новости

Яндекс.Погода

вторник, 26 сентября

пасмурно+9 °C

Онлайн трансляция

1925 год

08 нояб. 2016 г., 9:31

Просмотры: 240


В СССР на смену революционной эйфории постепенно приходит промышленный энтузиазм. «Колотушка» теперь больше внимания теперь уделяет здравоохранению, социальной жизни работников

Рост качества жизни рабочих — одно из условий, необходимых для повышения производительности труда, так необходимого во время промышленной революции. «Идем к улучшению быта рабочих» называлась заметка от 6 января.

«На Подгорной фабрике были сильно разрушены жилые помещения рабочих. Ремонта не было 15 лет. В 1924 году были отпущены деньги на ремонт казарм (в первую очередь, капитальный). Он проведен везде».

Никуда не делась классовая борьба. Но упор в ней теперь на противодействие попыткам «ассоциальных» элементов получать то, что предназначено рабочим. Правда, выходило это не всегда эффективно. Об этом в материале «Для кого клуб?» от 7 января.

«Рабочие Ликинских фабрик встречали Новый год в своем клубе. Билеты были розданы по парторганизациям и по фабрикам.

При входе в клуб пришлось столкнуться с цепью контролеров и милиционеров. Много различной публики попало на этот вечер и не так много рабочих, как следовало. Тут были и нэпманы, и мясники. Пропускали на вечер безалаберно. Имеющие билеты — не попадали, безбилетники — проходили. Двери были заперты на замки, и рабочим пришлось смотреть в щелки. Много рабочих с билетами стучались в двери, но их никто не хотел слушать. Клуб называется: «рабочий», так и пусть он будет для рабочих, а не для торговцев».

Разрыв связей со старым миром — одна из задач революции. Газета участвовала в этом процессе, как рупор нового времени, что отражено в материале «Центральная «Саввы» от 27 января.

«Режущее слух и давно забытое слово «Саввы», в скобках — Морозова, приходится ежедневно слышать у телефонных аппаратов, а в особенности у тех, которые соединены городской телефонной станцией.

— Барышня, дайте центральную Саввы, — кричит один в телефон.

— Что? Родильный приют! Дайте отбой: мне нужно центральную Саввы, — вопит другой у телефона, не попавший по адресу. И так кругом у каждого телефонного аппарата, слышатся Саввы, Саввы, Саввы.

А носитель этого имени давно в «архиве событий» и только имя его продолжает невольно жить почти у каждого телефонного аппарата.

Пора уже центральную «Саввы» переименовать».

О том, в каких условиях жили рабочие в казармах «Колотушка» рассказывает в заметке «Кормят завтраками» от 29 января.

«Во многих казармах было уплотнение, а в 19-й казарме и до сего времени в 5 куб. комнатах живут по 6 ч., а в 7 куб. — по 3 – 4 чел. Вот пример.

В маленькой сырой 72 комнате проживает Кузнецов, который целый год ходил в квартотдел и ответ один: «подожди, погоди».

Комиссия признала комнату Кузнецова для жилья негодной, но Кузнецов с малыми детьми продолжает жить в ней и сейчас. Дети болеют, один даже умер от плохих квартирных условий, но Кузнецов ее не потерял надежду получить комнату и питается завтраками».

И, все-таки, тема номер один — производство, начиная от жизни того или иного цеха, до качества управления заводами и фабриками. Об этом «Колотушка» рассказывает в материале «Организация красных директоров нужна» от 3 февраля.

«По Ореховскому уезду насчитывается 28 красных директоров. Работают они разно: один хорошо, а другие слабо. Поэтому в Орехове на наших фабриках необходимо чаще делать съезды, они же — совещания красных директоров. На таких-то съездах свободно вырабатывается инициатива, организация правильной работы вверенных им производств, здесь же красные директора поделятся своими мнениями, знаниями и практикой.

Красный директор должен быть активным и служить примером в своей работе. Но в то же время они не должны порывать связи с рабочими, а наоборот, должны чаще делать рабочие собрания, ставить на них доклады, освещать рабочим ход работы производства».

Как ни прискорбно, революционными болезнями по праву считаются венерические. Наряду с туберкулезом, который в Орехово-Зуеве и районе буквально свирепствовал в те времена, сифилис также был недугом номер один. Все это требовало профилактики, причем, не только медикаментозной. Об одном из способов такой работы «Колотушка» рассказывает в материале «Санитарные постановки Наркомздрава» от 7 февраля.

«Одной из задач по оздоровлению труда и быта рабочих является санитарное просвещение. Эта работа ведется и сценическим путем. Санитарные пьесы и санитарные суды более интересны и понятны массам, чем простые лекции и беседы. Значение санитарных постановок заключается в том, что они пробуждают в зрителях, так сказать, «аппетит» к санитарному знанию. Замечается, что побывавшие на санпостановках значительно охотнее посещают лекции и беседы.

И вот сегодня к нам приезжает труппа Наркомздрава. Она ставит бесплатно в воскресенье 8 февраля в клубе Бумаго-Прядильной фабрики «Суд над чахоткой», в понедельник также «Заклейменные позором» пьесу о сифилисе и во вторник в клубе ткацкой № 2 «Суд над акушеркой» сделавший аборт, который кончился смертью работницы.

Билеты на постановки будут распределены через фабкомы».

Константин Огуречников

10 февраля литейный цех механического завода ф-к «Пролетарской Диктатуры» отмечает 40-летнюю работу литейного мастера т. Огуречникова Константина Николаевича.

Огуречников родился в 1860 году, происходит от полурабоч. мещанской семьи; отец его работал на фабрике Горелина в Иваново-Вознесенске красильным мастером, знание приобрел самоучкой.

Наивно было бы думать, что в постреволюционной стране граждане либо полностью поглощены порывом большого строительства, либо сопротивляются ему. Жизнь шла своим чередом, и в ней, кроме комсомольской активности вполне себе существовали разные общественные пороки. В статье «Кумовство или сватовство» от 27 февраля газета демонстрирует один из таких примеров.

«На Новинскую фабрику потребовался табельщик. Казалось бы, очень просто: безработных много, из них можно бы и принять. Тут нет… оказался некто Герасимов, который работал на Никольских фабриках, его и приняли.

Почему же его, а не безработного члена союза? Может потому, что у него есть отец, который работает на лошади, два брата работают в конторе, и имеет хорошее хозяйство. Союзу следует обратить внимание на это».

В продолжение темы история о жизни в центре города «Не школа, а проходной двор» от 28 февраля.

«Вечером в школе № 3 всегда народа уйма. Кому не лень, то идет сюда, а прогнать нельзя, говорят на курсы пришли. А от таких курсантов приходится плохо. Они ходят по классам, засматривают в шкафы. Недавно в одном классе взломали шкаф и унесли 30 книг и несколько журналов, а в другом две картины».

Или еще одна, вполне себе «постперестроечная» история. Только случилась она не в 90-х, а в 20-х, и вместо, например, нелегальных игровых автоматов — другие, столь же сомнительные развлечения. В материале «И это спорт» от 11 апреля газета рассказывает о современных азартных играх.

«В Орехово-Зуеве завелась «петушиная команда», о которой знают лишь жены и родственники петушатников. Любители петушиных боев очень редко приносят домой получку, а почти всегда проигрывают ее на петушиных боях, а выигрыш также, как и проигрыш, пропивается всей компанией. Где же милиция?»

Как нынешнюю, тогдашнюю молодежь жизнь ставила перед выбором: здоровый образ жизни или праздные развлечения. Про одну из таких ситуаций «Колотушка» рассказывает в материале «Спорт-площадку под танцы» от 24 апреля.

«Плохо обстоит дело с игрой лаун-теннис в провинции, что доказали прошлогодние соревнования в Москве на первенство СССР. Да как же не отстать.

В Орехове есть один корт (площадка для игры в теннис) в городском парке, на которую УФСК в прошлом году, отпустил средства для ремонта.

В настоящее время оборудованную площадку переделывают под танцы. Позор для такого спортивного центра, как Орехово, менять последнюю теннисную площадку на танцы. Знает ли об этом УСФК?»

И снова о здравоохранении. На этот раз газета приводит мнение американского профессора о советской системе, что, видимо, должно было мотивировать медиков на дальнейшую активную работу, в том числе и в Орехово-Зуеве. Материал от 28 апреля так и называется «Что говорит американский профессор о здравоохранении в СССР».

«Американский профессор Алиса Гамильтон, посетившая недавно наш Союз с научными целями, поместила сейчас в издающемся в Соединенных Штатах «Журнале индустриальной гигиены» обширную статью о постановке здравоохранения в СССР. Она пишет в ней: «Иностранец поражается, видя, как великолепно поставлена система здравоохранения в этой стране рабочих и крестьян, наслаждающейся миром лишь в течение нескольких лет. Нет ни одного города в Америке, где трудящиеся были бы так хорошо защищены от несчастных случаев во время работы, как это имеет место в СССР».

Газета «Нью-Йорк Таймс» поместила беседу с профессором Гамильтон, в которой последняя высказалась за признание СССР Соединенными Штатами».

Между тем, производственная тематика оставалась главной. Что характерно, газета в этом случае зачастую из общественно-политической превращалась в техническое издание. Как пример, материал «Результат работы Дрезненской мануфактуры за первое полугодие 1924 – 1925 гг.» от 6 мая.

«В этом периоде по фабрике проходила работа по уплотнению 8-часового рабочего дня и по поднятию производительности труда. Работа очень серьезная, требующая особой осторожности при ее проведении. В особенности были большие опасения за переход на 3 станка и 3 сторонки. Но в процессе подготовительной работы с первого е времени стало заметно, что опасениям места быть не может.

С февраля фабрика стала переходить на 3 станка. 2-месячный результат говорит о пользе проведения этого мероприятия».

Продолжалась компания по борьбе с безграмотностью, в ходе которой применялись разные технологии. Об одном из способов научить людей читать «Колотушка» пишет в материале «Индивидуальное обучение неграмотных расширяется» от 13 июня.

«Обучение неграмотных взрослых по принципу «грамотный, обучи неграмотного» проводит в жизнь общество «Долой неграмотность». С его организацией в работу ликбеза вовлекаются все новые и новые кадры работников-индивидуалов.

По Орехово-Зуеву сеть ячеек индивидуального обучения особенно широко раскинулась с января 1925 года. Зарегистрировано на май месяц 50 ячеек и обучающихся в них было 500 человек неграмотных. В этом году удалось произвести выпуск в 7 ячейках индивидуального обучения. По июнь месяц окончил 51 человек».

Продолжая противотуберкулезную тему, газета озвучивает цифры заболеваемости на примере Дулева в материале «О работе дулевского туберкулезного диспансера» от 24 июня.

«За время своего существования, с июня 1924 года до мая 1925 года, дулевский диспансер принес большую пользу фабричному населению. Там, где в «царское время» наращивал себе в громадной светлой квартире брюшко управляющий фабрикой, там теперь рабочий вреднейшего для здоровья фарфорового производства лечится от туберкулеза. Насколько прочно свил себе гнездо туберкулез на Дулевском заводе видно хотя бы из обследования учеников. Туберкулиновые прививки показали, что детей, зараженных туберкулезом, 8-летнего возраста — 70 проц. (в московских школах 58 проц.), в старших группах зараженность достигает 100 проц., в среднем по школе 90 проц., (в Москве 72 проц.). Первичных больных зарегистрировано в диспансере 994, кроме того, произведено обследование учеников ФЗУ, музыкантов, физкультурников и т.п. — всего 233.Повторных посещений было 6748».

А вот практически медицинская тема — о здоровом питании, в материале «Вниманию домашних хозяек» от 18 июля 1925 года, для современных читателей дает несколько иной повод к размышлению.

«Не так давно «Колотушка» писала, что в Зуеве в доме № 849 растут грибы. Теперь мы можем сообщить, что грибной питомник открылся еще ближе — в доме Советов. Им владеет Уфинотдел. Грибы самого свежего качества. Цены сообщают при покупке».

Кстати, импортозамещение в пищевой и сельскохозяйственной отраслях в 1925 году было не менее актуально, чем сегодня (рисунок в шапке этой статьи был напечатан 31 июля).

Иван Андрюшин

Андрюшин Иван Андреевич пошел на фабрику с 8-ми лет, разбирал концы, потом поступил в ставильщики, потом присучальщиком и потом уже прядильщиком. Перешел на БПФ №1, где и по сие время работает присучальщиком. Всего работает на фабрике 55 лет.

У Андрюшина за все время не было ни одного прогула и ни одного выговора. Сейчас ему 64 года.

Трудно согласиться с тем, что Иван Андреевич Андрюшин ощутил заботу о рабочих только при советской власти. Вместе с тем, именно с таким подтекстом воспринимается материал «Увеличение скорости машин» от 29 сентября.

«Орехово-Зуевский трест увеличил скорости машин в ватерных отделах Ликинской фабрики, бумагопрядильной фабрики №1, фабрики «Пролетарская Диктатура» без согласования с союзными органами.

Отмечая неоднократное проведение правлением треста без согласования с союзными органами, мероприятий, изменяющих условия труда рабочих, губотдел союза текстильщиков признал подобные явления недопустимыми. Правлению треста предложено принять меры к устранению этих явлений».

О порядке на улицах Орехово-Зуева, нормах правоохранительных органов прошлых лет можно узнать из заметки «Нужно отделение милиции Зуевского района», опубликованной 10 октября.

«Зуевский район большой. В нем насчитывается 1400 домов, а беспорядков в нем больше, чем в Орехове; всего же на Зуевский район поставлено только 2 милиционера, и один пост от другого стоит больше, чем за версту.

Я предлагаю дать на Зуевский район 4 милиционера или же организовать отделение милиции в Зуеве».

Как говорят сегодня, власти 20-х годов старались «увести людей с улицы» в приспособленные для организованного времяпровождения культурные центры. О строительстве клубов рассказывает «Колотушка» в материале «500000 рублей — на постройку клубов в Орехово-Зуеве» 22 октября.

«Мосгуботдел союза текстильщиков решил поддержать ходатайство орехово-зуевских профессиональных организаций о постройке новых клубных помещений, в связи с занятием существующих помещений по производство.

Мосгуботдел согласился с предложением правления Орехово-Зуевского треста отпустить со счета в горбанке 500000 рублей для постройки клубов в Орехово-Зуеве».

Фабрично-заводские учебные заведения по праву можно считать главной рабочей лошадкой в деле образования рабочих. О работе ФЗУ говорится в материале «Колотушки» «Готовят смену» от 13 ноября.

«Наша школа ФЗУ объединяет учеников всех ореховозуевских фабрик. Она работает уже 4 года. В начале организации на Подгорной в ней было только 308 человек, теперь же она охватывает 935 учеников, которые разбиты по группам и секциям.

До 1924 года каждая секция училась при своей фабрике, но потом, в виду развертывания школы, все секции объединились в ткацкой фабрике № 1, где заняли 4 этажа. В 1924 году школа перешла на лабораторный метол учения. В школе, в каждой лаборатории имеются все виды учебных принадлежностей».

И, наконец, до боли знакомая тема о несанкционированной добыче природных ресурсов. Оказывается, в начале XX века она уже была чрезвычайно актуальной. Об этом материал «Комитет промеж пальцев смотрит» от 29 декабря.

«В деревне Теренино исстари крестьяне добывают глину. Некоторые для себя, а большая часть на продажу. За это время они много попортили хорошей луговой земли. Не проходит ни одного года, чтобы не случилось несчастье со скотом — то лошадь, то корова утонет, так как после выемки глины ямы не заваливаются.

В настоящее время перешли рыть на новое место, на самый выгон скота.

Почему бы ККОВ с этих «землекопов» не взять деньгу за пользованием землей и предложить заваливать ямы?».

Герман Витальевич Спирин