Вопрос главе

Сетевое издание «Орехово-Зуевская правда»

Возьми газету бесплатно
Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

пятница, 26 февраля

дождь со снегом+2 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Онлайн трансляция

Глубинка: деревня Запрудино. В краю болот и дикой смородины

13 февр. 2021 г., 9:00

Просмотры: 1591


Цикл материалов в рамках проекта «Глубинка», основанного на публикациях журналиста газеты «Орехово-Зуевская правда» Геннадия Красуленкова и фотографиях фотокорреспондента Александра Каблева, продолжает рассказ о деревне Запрудино, здешние места еще в середине ХХ века утопали в болотах и запрудах, а местные леса славились дичью, да дикой смородиной и калиной

От Орехово-Зуева в сторону Куровского до деревни полчаса езды на рейсовом автобусе. Немного не доезжая Новинок, видны дома этой деревни, расположенной вдоль трассы с правой стороны. Сейчас вокруг Запрудина поля, луга и огороды, лишь вдали темнеет полоской лес. Однако так было не всегда. Даже лет сорок назад вокруг деревни еще сохранялись болота, полные дичи, а по краю их росло много дикой смородины, малины и калины. Весной текущий неподалеку Понарь заливал на долгое время широкую пойму, образуя ежегодные запруды, когда жителям было трудно выбраться из деревни в Новинки, где находилась ткацкая отделочная фабрика, на которой многие работали. От этих запруд, как говорят старожилы, и пошло название деревни. В прошлом веке деревню именовали Запуденье, впоследствии же укрепилась новая топонимическая форма с суффиксом -ин – Запрудино.

Еще в прошлом веке деревня была государственным владением и входила в состав Запонорской волости. В 1852 году здесь проживало свыше 200 жителей. В 1925 году в деревне было 86 дворов и свыше 600 человек. Росту Запрудина способствовала Новинская фабрика братьев Руновых. Основание этого производства относится к 1872 году. В настоящее время деревня входит в состав Новинского сельского округа, здесь около 150 домов, а постоянных жителей немногим более 100. Большинство – пенсионеры. Но вот асфальт кончился, и по песчаной дороге мы идем по деревне. На дворе 1999 год…

С ГЛАВОЙ НА БРЕВНЫШКЕ

Глава Новинского сельского округа Н. В. Михеева проживает в Запрудине, так что мы не могли пройти мимо ее дома. Надежда Викторовна в отпуске, но поговорить с ней нам удалось.

– Давайте посидим вот здесь на бревнышках, – говорит она, – здесь часто собираются у нас деревенские. Дом наш построил дед Осип еще в 1919 году. Здесь я и родилась. Народ на фабрику и детей в школу возили отсюда на подводах. Во время разлива Понаря лошадям за деревней было по брюхо. Дед мой был примечательным человеком в округе. До революции на фабрике он заведовал всей территорией. За особое старание хозяин подарил ему свой портрет, писанный маслом, который потом долго висел в доме. После революции дед был начальником пожарного депо, а в деревне – наподобие старосты. С ним советовались по всем вопросам. В 20-е годы, когда фабрику хотели закрыть, а станки вывезти в Орехово-Зуево, дед собрал народ, чтобы воспротивиться этому. Тогда был сломан даже мост через Понарь, чтобы станки не могли вывезти. Власти уступили, и фабрика постепенно заработала вновь. Деду все же пришлось в начале 30-х годов поплатиться за свое вольнодумство. Портрет бывшего хозяина фабрики, который висел в доме, стал причиной попытки раскулачить нашу семью. Я помню, как, вспоминая те времена, родители говорили, что в доме размахивали наганами. Но вскоре деда оставили в покое.

– Надежда Викторовна, а сейчас как живется в деревне?

– Я считаю, что деревня наша чистая и спокойная. В 1990 году провели газ, вода у нас очень хорошая, сюда даже заезжают специально, чтобы набрать ее. Дорога на Куровское и Орехово рядом. Ходят автобусы и маршрутки. Поговорите с жителями, они расскажут и о себе, и о деревне.

С главой города на бревнышке.jpg

На снимке: Н. В. Михеева.

В ГОСТЕПРИИМНОМ ДОМЕ

Сперанские и Дрожжины – самые распространенные фамилии в Запрудине. Это костяк деревни, ее старина и сегодняшний день. Вот почему мы не преминули зайти в дом к Федору Дмитриевичу и Лидии Семеновне Сперанским, которые отметили в этом году золотую свадьбу. В доме ветеранов скромно, чисто и уютно. Мы сидим за круглым столом, покрытым скатертью. Лидия Семеновна показывает красивое благодарственное письмо.

– Это нам вручил глава района Алексей Павлович Филиппов, – говорит она. – В Куровском ЗАГСе для нас, а также для молодоженов района концерт был, подарки вручили. Хорошая память осталась.

– Федор Дмитриевич, – спрашиваю я хозяина дома, – что вы помните из детства и как потом сложилась ваша жизнь?

– Мои родители и родители их родителей – все отсюда родом. Запрудино – деревня старая и старообрядческая. Мой отец в местной моленной был уставшиком. Помню, мальчишкой я бегал с ним гасить лампадки после службы. В 1941 году он умер, мне тогда было двенадцать лет. Я был старшим, поэтому заботы о хозяйстве легли на мои плечи. Мы держали корову – значит надо было заготавливать сено. Учил меня косить дядя Карп, наш деревенский. С ним я и ходил. Коса большая, не прилажена к моему росту и моей мальчишеской силе, но деваться было некуда. С тех пор и впрягся в деревенскую жизнь. Потом была служба в армии, с Тихоокеанского флота вернулся в звании гвардии младшего сержанта.

– А где потом пришлось работать?

– В основном все деревенские трудились на Новинской фабрике, на ЛиАЗ начали ездить в 60-х годах. Там я и работал бригадиром на доводке передних осей для «Икаруса» и своих автобусов. Работали, как сейчас говорят, круто, выходных не давали, до сотни осей в день отправляли, получали, конечно, тоже хорошо.

Лидия Семеновна показывает сохраненные в семье «молнии» тех лет, в которых говорится о трудовых достижениях передовых коллективов завода, в том числе и бригады Ф. Д. Сперанского. Память о тех днях хорошая осталась, и не только о заводе. Ветераны вспоминали, как люди работали в колхозе, как с песнями ходили на поля, как все дружно отдыхали.

– Сейчас каждый год отмечают дни города или района. Но мы-то эти праздники не видим. А раньше каждый выходной на стадионе в Новинках был праздник. Играли в футбол, устраивались концерты, танцы. Когда наша команда играла в Ликино-Дулеве, туда от нас и других деревень отправлялась настоящая демонстрация. Был азарт, какая-то другая жизнь, интересная, и люди были дружные.

Да. По-видимому, есть какой-то неписаный закон природы, окрашивающий прошлое в прекрасные тона. Наша память забывает тяготы, которые выдерживали люди. За плечами Сперанских в общем счете свыше 70 лет рабочего стажа. Лидия Семеновна много лет проработала швеей, a затем закройщицей широкого профиля в Новинском Доме быта. Вырастили троих детей. Сын Виктор работает на ЛиАЗе, дочь Марина – в сельской администрации, Антонина уехала в Сибирь. Недавно родился правнук Егорка, ему сейчас 7 месяцев. Сперанские пока находят силы держать в своем хозяйстве корову, телку, поросенка. В беседах вечером у телевизора порой ругают правительство и власти за ту неразбериху, которая творится, и положение страны, труду на благо которой они отдали многие годы. Но они одни из тех, кто не привык жаловаться на судьбу, жизнь они делали сами и сейчас продолжают во многом надеяться на себя.

Мы покинули этот гостеприимный дом. Он и снаружи выглядит крепким и ухоженным, как сам хозяин. Федор Дмитриевич ставил его на том же месте, где в начале 50-х годов сгорел родительский дом. Так что все здесь – и люди, и дом – сохранило верность этой земле, земле своих предков.

img151.jpg

На снимке: Сперанские рядом со своей кормилицей.

ПО СТРАНИЦАМ СТАРЫХ ГАЗЕТ

В деревне Запрудино Запонорской волости организовано коллективное хозяйство безлошадных. Молодые крестьяне вступают в коллектив. Дорогу в помощь хорошему начинанию.

«Колотушка» от 29 августа 1929 г.

Крестьяне, они же рабочие Новинской фабрики в деревне Запрудино Куровского района, говорят:

– А ну-ка попробуй получить экстренную медицинскую помощь в распутицу! Нужно лезть болотом. Это пешему и с порожними руками не пройти. А с больным как? Правда, есть одна хорошая сухая дорога – это через двор Новинской фабрики, но там охрана преграждает путь. Остальные пути болотом. А чтобы устроить для пеших около фабрики с насыпи? Ведь это пара пустяков стоит. Надо лишь договориться Новинскому и Запрудинскому сельсоветам. К этому еще привлечь и заводоуправление Новинской фабрики, и крестьян, которые с каждого двора принесут охотно по вязанке хвороста и по 2-3 корзинки земли – насыпь будет готова.

«Колотушка» от 27 ноября 1929 г.

Я ЛЮБЛЮ ЦВЕТЫ...

Один из домов Запрудина невольно обращает на себя внимание. Даже в эти октябрьские дни он окружен цветами. Желтые, оранжевые, красные, сиреневые, фиолетовые, они радовали глаз и делали весь этот день нарядным и праздничным. Здесь же, в огороде, мы застали его хозяев: Прасковью Моисеевну Антонову и ее дочь Татьяну, с которой мы и побеседовали.

– Я люблю цветы, – говорит она. – Они цветут у нас с самой ранней весны и до поздней осени: тюльпаны, нарциссы, циннии, разные сорта колокольчиков. Сейчас самое время осенних хризантем, астр, бессмертников. А вот это декоративная капуста...

Откровенно говоря, трудно оторваться от этого разноцветья, но капуста вообще очаровала нас. Сиреневые, лиловые и золотистые переливы ее пушистых кочнов выглядят как настоящий шедевр природы.

– Татьяна, вы что-нибудь продаете из этого богатства?

– Нет. Цветы должны цвести и умирать там, где они растут. Хотя, если люди просят, я разрешаю им срезать, но сама отказываюсь делать это.

Внучка Прасковьи Моисеевны Машенька не без удовольствия ходила в этом цветочном царстве и даже сфотографировалась с бабушкой среди осеннего цветения.

Я люблю цветы.jpg

На снимке: внучка и бабушка среди цветов.

ОДИН ФРОНТОВИК ОСТАЛСЯ...

На 1 января 1997 года в деревне было 125 жителей, сейчас – 102. Уходят ветераны из жизни, провожают их деревенские в последнюю дорогу. Во время нашего приезда в Запрудине говорили об умершем накануне Трифоне Карповиче Сперанском, ветеране Великой Отечественной войны. Ранения, полученные в те далекие годы, сказываются и сейчас. Вот и остался в деревне только один участник войны – Мартьян Ульянович Дрожжин. Дом № 63, где он проживает со своей супругой Евдокией Дмитриевной, украшен яркой зеленой верандой. У калитки мы разговорились с хозяином, который, к нашей радости, оказался добрым и разговорчивым.

– Мартьян Ульянович, кто дал вам такое редкое имя?

– Я родился 8 ноября 1914 года. Когда меня крестили, то поп в Смолеве так меня и нарек, видно, по святцам. Я хотел потом изменить это имя, но то времени не было, то других проблем было много. Так и остался Мартьяном.

– Вас, фронтовиков окрестных деревень, не забывают в администрации?

– Нет. Каждый год на День Победы и День защитника Отечества устраивают встречи, поздравляют, делают подарки. Вот там фронтовики и вспоминают минувшие годы войны.

– Как сложилась ваша фронтовая судьба?

– К началу войны я успел отслужить во флоте и жениться. По повестке собрали нас в Куровском, потом отправили в Егорьевск, а оттуда в Лихоборы, где формировалась «Команда 100», в которую я и вошел. С Савеловского вокзала наш состав взял путь на Ленинград. Сразу тогда досталось: немецкая авиация бомбила беспощадно. При налетах мы выбегали из вагонов и прятались по кустам. Были тогда и раненые, и убитые. До Ленинграда состав все же дошел, но там началась блокада, которая зажала весь город в тиски. Сформированный флотский экипаж никак не могли вывезти из города. Все вокзалы были блокированы. Наконец с Финского нам удалось вырваться в Шлиссельбург, а затем на Ладожское озеро. Принимали участие в освобождении Петрозаводска. Огненный шквал установленных на катерах «катюш» бил по пехоте противника. Там я награжден медалью «За боевые заслуги». Потом был Кронштадт. Мы плавали на большом минном катере, сопровождали свои подводные лодки при их выходе на боевое задание и провожали на базу, оберегая от налетов вражеской авиации. Катер был оснащен не только «катюшами», но и глубинными бомбами американского образца для борьбы с немецкими подлодками. Не раз бомбили нас самих, но катер и его экипаж выдержали и хорошо оборонялись. В конце войны нас откомандировали к берегам Финляндии, заходили на базы близ Хельсинки, Ханка, Турку. Итого в военной флотской форме мне пришлось пробыть целых девять лет.

– В каком звании вы вернулись домой?

– В звании главстаршины.

– И чем занимался после войны главстаршина Дрожжин в своей родной деревне?

– Работал, как и многие, на Новинской фабрике. Сначала электромонтером, потом бригадиром. Главная задача бригады была ясной: все электрооборудование фабрики должно действовать четко и стабильно. Так мы и работали. Сверх положенного я оттрудился еще 15 лет. А ведь помогали еще и колхозу, а потом и совхозу. Вместе с Федором Дмитриевичем Сперанским скашивали по 10 гектаров травы на сено. Выходили, бывало, на луга утром до работы и вечером после. Редко, кто в деревне так косил. За нами было не угнаться. От колхоза за это сенцо получали, телят. Без своего хозяйства нельзя жить в деревне.

Мартьян Ульянович говорил и говорил, не обращая внимания на уговоры жены, которая настойчиво звала его домой, чтобы, как она выразилась, он много не болтал.

– Да, – сказал он на прощание, – последний я остался фронтовик-то в деревне. Ушли все.

Один фронтовик остался.jpg

На снимке: М. У. Дрожжин у своего дома.

«ПРИЕЗЖАЛИ ОТ БРЫНЦАЛОВА...»

В доме № 41, как сказали нам в сельской администрации, живет Н. С. Миронова, многие годы проработавшая на фабрике диспетчером транспортного отдела. Хорошо, что день выдался теплым и солнечным, в это время можно много успеть сделать в огороде. Вот и Нина Сергеевна только что вернулась оттуда и сидела на ступеньках своего крыльца с внучкой Леной, остроглазой шестилетней непоседой.

– Я ее шпигую, – смеясь говорит Н. С. Миронова, – чеснок со мной сажает, в погребе картошку перебирает, коз выгоняет. Из-за нее и коз держу, без молока детей не вырастишь. Родители работают, живут в Дулеве, куда девать Лену? Некуда, привозят в деревню. Сама я 44 года отработала на фабрике. Весь транспорт был в моем ведении. Возили хлопок, готовую продукцию. Со всех окрестных деревень на фабрику ходили, даже из Белива. Все крутилось и вертелось. И мать моя работала ткачихой. 95 лет ей уже, мужа ее на фронте убили. Приезжали от Брынцалова сегодня. Привезли ей подарок, набор продуктов: рис, гречку, рожки, тушенку, рыбные консервы, конфеты, торт. Она рада. Не знаю, кому привозили, может быть, только вдовам погибших.

Значит, выборы скоро, – подумалось мне. Вот и появились в деревнях претенденты и депутаты, чьи имена почти забыты за эти годы избирателями. А, впрочем, в подарках нет ничего плохого, в день выборов этим деревенским придется разбираться кто хорош, а кто плох. Только вот разберутся ли?

Приезжали от Брынцалова.jpg

На снимке: Н. С. Миронова с внучкой.

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ

• С начала автобусного движения от Орехово-Зуева до Куровского дорога проходила по Запрудину. Трудности весеннего времени и разлив заставили власти искать другой путь в объезд деревни. Это лучше для ее жителей: и шума нет, и воздух чистый. Правда, некоторые жалуются на свою дорогу: пару ям пора бы давно засыпать, а то после сильных дождей пройти трудно.

• Некогда в деревне была моленная, висел и колокол, собиравший народ и помолиться, и в колхозе потрудиться. Моленную сломали, а колокол, который потом несколько лет висел в центре деревни, украли.

• Старожилы говорят, что раньше участковым в деревне был Макаров. На лошади с плетью он каждый день проезжал по Запрудину. Знал каждого, и его знали все. В деревне был порядок. Сейчас жители не знают своего участкового, к тому же они часто меняются.

• До революции и в 20-е годы в деревне было немало зажиточных людей. У Фарафона Дрожжина была пекарня. По деревне развозили продукты и при отсутствии денег давал их в долг дядя Гриша по прозвищу Мураш. Большой двухэтажный дом имел Ширихин. Он сдавал внаем имевшиеся там 24 каморки. В начале 30-х годов Ширихин был раскулачен, а вся семья сослана в Кузнецкстрой, где жила в землянках. Несколько лет назад на родину приезжал сын Ширихина-старшего. Встречался с деревенскими, сказал, что, несмотря на трудности, все дети получили образование, сам он стал инженером.

• В Запрудине нет телефона, амбулатории, магазина и школы. Это по той простой причине, что все это есть в рядом стоящих Новинках. Три раза в неделю сюда привозят хлеб, заезжают продавцы зерна и комбикорма. В деревне 8 коров, немало коз и кур.

• Не раз деревня горела. Особенно сильный пожар был в начале 20-х годов (по другим сведениям, в 1917 году). Тогда сгорело больше полдеревни, сильный ветер разносил огонь, и жители просто не знали, куда деться.

ЗА РАБОТУ – ЛОШАДЬ

Бориса Андреевича Дрожжина в деревне знают все. И не только потому что он родился здесь, имеет уже пожилой возраст. Прежде всего, он конюх и много лет проработал на фабрике возчиком. Мы и встретили его неподалеку от дома, во дворе которого стоят уже стожки сена.

– Борис Андреевич, мало кто сейчас в деревнях имеет лошадей, а уж молодежь и вовсе не умеет с ними обращаться.

– Раньше было не так. Деревенские пацаны сызмальства были рядом с лошадьми. И сено возили, и урожай с поля, а работницы на поля тоже на телегах ездили. У нас был целый конный двор – 30 лошадей.

Б. А. Дрожжин стал на фабрике одним из последних возчиков. Как выяснилось, реформы и кризис дошли и до глубинки, на производстве не стали выплачивать заработную плату, вот и предложило руководство фабрики своему возчику отработать какое-то время бесплатно, за что потом обещали отдать ему лошадь со всей упряжью. Борис Андреевич согласился.

– Без лошади, – говорит он, – я бы не выжил. Пенсия 410 рублей Основная моя работа – пахота. Весной и осенью я на огородах. Кое-что приходится подвозить застройщикам. Тем и живу. А вообще-то деревню забросили, ферму загубили.

В голосе ветерана чувствовалась обида. Он отработал 25 лет на фабрике, до этого пахал в колхозе и совхозе. И все развалилось на глазах. Осталась одна крестьянская лошадь, которая помогает выжить. На нашу просьбу показать ее, Борис Андреевич ответил коротко: «Устал я сегодня».

За работу - лошадь.jpg

На снимке: Б. А. Дрожжин.

#Glubinka-Krasulenkov

Продолжение следует...

Обсудить тему

Введите символы с картинки*