Вопрос главе

Сетевое издание «Орехово-Зуевская правда»

Возьми газету бесплатно
Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

понедельник, 18 января

облачно с прояснениями-20 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Онлайн трансляция

Глубинка: Деревня Савостьяново. Слободка в двести дворов

13 июня 2020 г., 9:00

Просмотры: 2251


Цикл материалов в рамках проекта «Глубинка», основанного на публикациях журналиста газеты «Орехово-Зуевская правда» Геннадия Красуленкова и фотографиях фотокорреспондента Александра Каблева, продолжает рассказ о деревне Савостьяново

Год 1905-й... Прямо скажем, глубинкой в наши дни деревню Савостьяново можно назвать с натяжкой. К одному ее краю уже вплотную подошли новостройки Дрезны. В свою очередь благодаря частной застройке последних лет, так называемой Савостьяновской слободке, деревня также соединилась с городом.

Административно Савостьяново входит в территорию Горбачихинской сельской администрации, из 12 населенных пунктов которой пять примыкают к Дрезне. Вместе со слободкой в Савостьянове немногим более двухсот дворов, всего жителей — не более 1700.

До недавнего времени взрослое население в основном работало на Дрезненской прядильноткацкой фабрике, в прядильном цехе этой фабрики, расположенном в деревне, и в Юркинском отделении совхоза «Орехово-Зуевский».

Последние годы изменили положение. Фабрика резко сократила производство, был закрыт Савостьяновский цех, многим работникам пришлось искать работу на стороне.

Если же заглянуть в историю, то Савостьяново, бывшее тогда селом, входило в Теренинскую волость Орехово-Зуевского уезда. В начале века здесь насчитывалось в среднем 150 крестьянских хозяйств и немногим более 800 жителей. Наряду с текстильным промыслом савостьяновцы занимались также торфоразработками. В Дрезненский участок входило шесть болот. В 1925 году здесь было образовано Савостьяновское торфяное товарищество.

В деревне находились школа, библиотека, впрочем, как и сейчас. Давайте же поближе познакомимся с Савостьяновом, его жителями, их заботами и нуждами.

НЕ НУЖНО ОПУСКАТЬ РУКИ

— Людмила Георгиевна, в целом деревня Савостьяново производит благоприятное впечатление. Дома обустроены, дорога хорошая, виден хозяйский глаз. Это что — заботы жителей или труды администрации?

— Близость к городу, возможность иметь постоянную работу для жителей деревни сказались на ее облике. Это не какая-то так называемая неперспективная деревня, от которых в свое время открестились власти. Почти в каждом доме здесь полные семьи, растут дети. Несмотря на трудности последних лет, деревня живет и здравствует, хотя и не без проблем.

— Чаще всего одной из первых главы сельских администраций называют финансовую проблему, вы тоже бедствуете?

— Я бы не сказала. Мы пока работаем без дотаций района. Имеем налоговые отчисления от бывшего совхоза, а также за землю и жилые строения от частных лиц. Размахнуться, конечно, не размахнешься, но жить можно.

— В последнее время много говорят о помощи ветеранам и малоимущим семьям. Такая работа ведется у вас?

— Конечно. В течение ноября, например, мы оказали пенсионерам, многодетным и неполным семьям материальную помощь на сумму более 500 тысяч рублей. Делаются и разовые выплаты, исходя из конкретной ситуации, в среднем они составляют каждая 50 тысяч рублей.

— Одним из актуальных был в прошлом году вопрос о земле. И к вам в дни приема люди приходят чаще всего с земельными спорами и просьбами о выделении участков под огороды или под строительство...

— Мы живем в непосредственной близости к городу, поэтому земель в распоряжении администрации мало. Помогает тесное сотрудничество с руководством СТОО «Орехово-Зуевское». В прошлом году оно выделило нам так называемое «клубничное» поле. В настоящее время мы готовим договоры на аренду, землю будем давать только своим жителям, причем до 40 соток на хозяйство. По 6 — 10 соток дополнительно к приусадебному участку выделяем и жителям Савостьяновской слободки. Эта земля в основном используется под огороды. Дело нужное.

— Людмила Георгиевна, нынешняя зима принесла жителям районного центра немало тревог, из-за аварий и различных поломок в некоторых домах холодно, часто отключается горячая вода. У вас же тепло. Спасают заготовленные уголь и дрова?

— Нет. Некоторые наши населенные пункты, в том числе деревня Савостьяново, газифицированы. Так что проблем с отоплением жилья нет. Войдите в любой дом

— Это привилегия тех, кто живет вблизи города?

Да, город нам помогает многим, по возможности идет навстречу. Везде трудно, конечно, не нужно только опускать руки.

ВСПОМИНАЮТ ТРЯПКИНА

В центре деревни еще в прошлом году стояло крепкое двухэтажное здание кирпичной кладки прошлого века Толстые стены, сводчатые окна Минувшим летом это был жилой дом. Сейчас же в окнах ни одной рамы, полы и деревянные перегородки растасканы, стены разбирают по кирпичику.

— Да, был бы Тряпкин, да разве он бы допустил такое разорение, — в сердцах говорит проходящая мимо пожилая женщина

— Это же надо довести до такого. И цех закрыли, продают...

За домом, в котором еще до революции жил Тряпкин, хозяин местной фабрики, видятся производственные корпуса, такие же крепкие, как и дом. Высится труба котельной. На воротах рядом с проходной написано: «Севостьяновский цех».

Внимательный читатель, вероятно, заметит разницу в написании названий деревни и цеха. Просто в последние годы стало принято официально деревню почему-то называть Савостьяново вместо прошлого Севостьяново. Отсюда и разница.

Да разве дело в этом. Если заглянуть в историко-экономический справочник Орехово-Зуевского уезда выпуска 1926 года, там говорится: «В Севостьянове значится бумагопрядильная и красильная фабрики (бывш. Тряпкина) 1876 года основания». Добавим к этому, что в ту пору помимо рабочего люда, трудившегося непосредственно на фабриках, имелось 300 станков у кустарей. Так что крестьянские хозяйства здешних мест имели определенный промышленный уклон.

В проходной цеха, который до сих пор является частью акционерного общества «Дрезненская прядильно-ткацкая фабрика», нас встретили лишь сторож да начальник Л. В. Мусатова. Прямо скажу, настроение у них было не на высоте. Оказывается, во время войны цех выпускал маскировочные сети, немецкие самолеты искали фабрику, но так и не нашли. После войны все вошло в свое русло. Цеха были реконструированы, возросло количество выпускаемой пряжи. Производство работало стабильно Реформы последних лет, разрыв экономических связей пошатнули Дрезненскую фабрику. Сейчас уровень производства снизился в четыре раза по сравнению с прошлыми годами. Финансовые расчеты и выкладки показали, что Севостьяновский цех камнем висит на шее фабрики. В августе после реконструкции и ремонта котельной производство остановили. Дорог уголь, другие энергоносители. Рабочему и техническому персоналу, занятому на очистке угаров и содержании производства, предстояло думать, что делать дальше. Одним были предложены места на фабрике в Дрезне, другие сами ушли и стали пытать счастья в столице.

Когда я позвонил на фабрику и поинтересовался будущим цеха, то первое, что услышал, был вопрос «Вы — покупатель?»

Севостьяновский цех вместе с котельной и всеми производственными помещениями продается. Покупатели приезжали, интересовались, однако купчая так и не совершена. Есть такое мнение у местных жителей «Хоть бы купили. Хоть бы хозяин настоящий нашелся» Вспоминают тут Тряпкина. Хотя имени-отчества его я так и не узнал. Они уже забылись, как тот крепкий дом в центре деревни у дороги.

Вспоминают Тряпкина.jpg

На снимке: пусто у проходной Севостьяновского цеха.

ПОДОЖДИ, РАИСА НИКОЛАЕВНА!

В начале декабря в редакцию от имени жителей деревни обратилась Р. Н. Каткова. Две беды в Савостьянове: нет телефона и не продают керосин. В свое время было и то и другое. Но это когда-то. Не действует телефон в закрытом цехе, нет его ни в местной школе; ни в магазине, ни в библиотеке. Нет и ни у кого из жителей. Умирал недавно молодой человек — отравился. Так пришлось родным бежать в Дрезну, в больницу и на вокзал, чтобы вызвать «скорую». С его матерью стало плохо и пришлось откачивать.

Вторая беда — нет керосина. В Савостьянове, как сказала Р. Н. Каткова, часто отключают свет. Без керосиновых ламп делать нечего. В прошлом году несколько раз привозили. С лета же не продают.

Вот как прокомментировали эти проблемы руководители ЭТУС и Райпотребсоюза.

В. Л. Филиппов, начальник Орехово-Зуевского эксплуатационно-технического узла связи: «Не думаю, что решение с установкой телефона — дело очень сложное, будет заказ от Дрезненской или Горбачихинской администрации, и мы выполним установку. Необходимо только конкретно определить, где будет находиться коллективный телефон. По сложившейся же традиции оплату услуг такого рода за каждый месяц производит сельская администрация.

А. В. Старостин, начальник транспортного отдела Райпотребсоюза: «Раньше мы обеспечивали жителей деревень района керосином по графику, в последнее же время — по заказам сельских администраций. Худо-бедно, но в сентябре керосин еще был. С октября его нет на нефтебазе, так что взять пока негде».

Как мне сообщили на районной нефтебазе в Куровском, заказ на керосин оформлен, счет оплачен, ждут цистерну.

Так что, Раиса Николаевна и все жители деревни, подождите пока. Есть надежда, что все сдвинется с места. Только вот когда?

В ГОРОД — НЕ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ

Время свободных цен на промышленные и продовольственные товары заметно увеличило количество пассажиров в автобусах местного сообщения. Люди едут туда, где товар дешевле, вот и пустеют сельские магазины, в которых как ни крутись, а цены выше из-за того, что товар приходится привозить, а значит, транспортные расходы...

Прослеживается эта тенденция и в населенных пунктах Горбачихинской сельской администрации. Отток покупателей изрядно мешает нормальной деятельности торговых точек Орехово-Зуевского совхозрабкоопа. Есть на то и другие причины. Так оценивает создавшуюся ситуацию его председатель Г. В. Шиповская.

— В последние годы товарооборот сельских магазинов, особенно небольших, резко снизился. Причины — чисто социального характера. В дальних деревнях, где в большинстве своем живут пожилые люди, у населения малая покупательская способность. Зачастую продавец не может себе на зарплату заработать. Нет денег — нет должного ассортимента. Выручают только большие магазины, находящиеся в крупных населенных пунктах. Хорошо идет торговля в Юркине. Там люди работают на парниковом комплексе и получают неплохо.

Есть деревни, где или магазина нет, или продавца. В такие места мы два раза в неделю направляем автолавку с товарами повседневного спроса. Тяжелыми были для нас минувшие октябрь и ноябрь, когда остро ощущался дефицит бензина. Получение его было строго нормировано, и мы могли направлять на село по сути дела лишь хлеб. Были перебои в работе автолавок.

Я думаю, что для улучшения торговли на селе необходимо более тесное взаимодействие совхозрабкоопа и местных администраций. В торговлю надо вкладывать средства. Это тоже проблема социальная и весьма насущная.

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ

Сельская администрация помогает жителям деревни с обустройством своих хозяйств. Только за последние два года они получили для ремонта частных домов, строительства бань и подсобных помещений более 100 кубометров деловой древесины.

Деревня.jpg

Культурном центром Савостьяново является сельская библиотека. В канун Нового года здесь прошел праздник елки для детей, а перед Рождеством — рождественские посиделки для взрослых. Здесь же устраиваются концерты для ветеранов войны и труда. Организатором этих мероприятий является Т. Г. Зацепина — опытный культработник.

На территории Савостьяновского цеха до недавнего времени находилось подсобное хозяйство Дрезненской прядильно-ткацкой фабрики. До 100 голов бычков выращивалось на местной ферме. В связи с принятием решения о продаже цеха подсобное хозяйство ликвидировано.

В свое время магазин в деревне Малиново был печально знаменит тем, что при каждом завозе товаров его грабили. Учитывая, что многие жители ходят за товарами в Дрезну руководство рабкоопа решило закрыть его. Недавно помещение бывшего магазина было разобрало местными жителями по бревнышку.

«НАМ БЫ ПАСТБИЩ…»

На двести с лишним дворов в Савостьянове 12 коров. Есть еще бычки и телки. Негусто, хотя в других местах бывает похуже.

Сколько помнят себя, столько и держа корову Москвины. Когда хозяева нам открыли дверь, было видно, что в доме готовятся к Новому году. Убиралась изба, сыновья носили воду, невестка мыла пол. В гости бабушке с дедушкой пришла внучка. Разговорились. О жизни прошлой и сегодняшней завела разговор Екатерина Алексеевна.

— Приехали мы сюда в 1949 году. Место хорошее. Работала в Савостьяновском колхозе. Эх, за что работали! За палочки трудодней. Земли у нас 26 соток. Хотел урезать. Да что за сельский человек без земли-то. Платили за излишек в двойном размере.

Без коровы мы никогда не были. Она ж кормилица. Сейчас у нас Милка. Шестого отела.

— Екатерина Алексеевна, а где сено заготавливаете и хватает ли пастбищ?

— Вот в это все и упирается. Охотников до коров сейчас в деревне немало, а пастбищ нет. За речку гоняли и на край деревни лесу. Часть пастбищ отдали под дачи. Вот выходит, коровы скоро без выгона останутся.

Трудно и с сеном. Косили траву и сушил по канавам и лесам. Благо, прошлым лето травы были хорошие. На совхозный луг нас не пускают, хотя трава там летом как было, так и осталась. Ее даже не косили. Вся пропала на корню...

В ходе нашего разговора внучка внимательно слушала бабушку. Сыновья Москвиных, уже взрослые, занимались своими делами. Четверо детей у Екатерины Алексеевны и Алексея Ивановича. Все при деле. И хозяйство в порядке. И как подтверждение — на столе стояла трехлитровая банка молока. Свежего. Парного. Своего.

Нам бы пастбищ.jpg

На снимке: Е. А. Москвина с внучкой.

#Glubinka-Krasulenkov

Продолжение следует..

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц