Вопрос главе

Сетевое издание «Орехово-Зуевская правда»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 17 октября

пасмурно+9 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Глубинка: деревня Чичево. Имение штабс-ротмистра Егора Норда на берегах Десны

29 мая 2021 г., 9:00

Просмотры: 73


Цикл материалов в рамках проекта «Глубинка», основанного на публикациях журналиста газеты «Орехово-Зуевская правда» Геннадия Красуленкова и фотографиях фотокорреспондента Александра Каблева, продолжает рассказ о деревне Чичево, первое упоминание о которой относится ко второй половине XVII века, когда-то это поселение на берегах Десны принадлежало штабс-ротмистру Егору Егоровичу Норду

Одна из самых дальних деревень Орехово-Зуевского района находится в его южной части в десяти километрах от Егорьевска. Из 55 хозяйств постоянно здесь проживают только в 12, постоянных жителей тоже 12 человек.

Если заглянуть в глубь истории, то по данным краеведческого сборника «Моя малая родина» авторов В. Н. Алексеева и В. С. Лизунова первое упоминание о деревне относится в 1670 году: «...деревня Чичово на реке Десне». В 1852 году она принадлежала штабс-ротмистру Егору Егоровичу Норду, имела 38 дворов с населением почти 250 человек обоего пола. Чичево входило до революции в состав Ильинской волости Богородского уезда.

Близость к Егорьевску, развитому текстильному промышленному центру, определило уклад жизни сельчан. Работа на земле исстари кормила жителей, а занятие ткачеством давало деньги на другие нужды.

Чичево находится в живописном месте. Река Десна делает здесь удивительные повороты, словно играя в прятки. Ей повезло. В годы великого передела природы, когда спрямляли для более удобной обработки земли реки, Десну не тронули. Земли здесь и так хватало. Огромные поля, перемежаясь с перелесками, дают возможность человеку работать на больших открытых пространствах.

В настоящее время Чичево входит в состав Беззубовского сельского округа. На дворе 2000-й, мы идем по деревне и знакомимся с ее жителями. Для редакционной бригады это 54-й по счету населенный пункт нашего района, куда мы приехали с целью подготовки материалов для «Глубинки».

ЗОЛОТО НЕ РЖАВЕЕТ

В сельской администрации нам посоветовали вначале зайти в дом к Прохоровым. Сам Петр Алексеевич из коренных чичевских, почти 75 лет на этой земле, за исключением тех, что прошли на фронте. Его жена Анна Ивановна хоть и родилась в соседнем Столбунове, но с самого замужества живет в Чичеве и может немало рассказать о деревне. Мы так и сделали.

На стук в окно и дверь нам никто не ответил. Открыв калитку в огород, мы увидели хозяйку дома. В майские дни, известное дело, все живут заботами, связанными с землей. Петра Алексеевича дома не было, он пошел в Столбуново договариваться с владельцами лошади о вспашке огорода. Обещал прийти скоро. Мы посидели на скамейке в ожидании хозяина. На грядках Прохоровых взошли уже лук, чеснок, цвела смородина, яблони набирали бутоны. Копошились куры, а за забором лежала на солнышке коза.

— Подкузьмила она меня в этом году, — говорит Анна Ивановна, — не покрылась. То ли козел не понравился. С норовом, обидчивая. А без нее нельзя, к молоку мы привыкли. В деревне-то одна корова. Помидоры на нашей земле всегда хорошие. Сажаю «белый налив», а в последние годы сорт «япончик». Кусты низкие, помидоры небольшие, но вкуснее…

Пока говорили на весенние темы, пришел хозяин. Узнав, кто мы и откуда, пригласил в дом. На кухне мы и разговорились.

— В 1947 году, — говорит Анна Ивановна, — мы расписались в Винтине, там сельсовет находился, и я перешла жить к мужу. В доме были свекровь, две золовки, два деверя, мы с мужем, потом и дочка, которую я вскоре родила. Тесно стало, и в 1958 году мы поставили свой дом. В это время я работала в швейной артели в Егорьевске, потом пошла в колхоз, он назывался «Путь Ильича». Держали коров, овец, были лошади, свиньи. Земли здесь хорошие, особенно со стороны речки. Все засаживали капустой, картошкой. Урожаи получали большие. Я работала и на скотном дворе, и в полеводстве.

— Анна Ивановна, а откуда пошло такое странное название деревни?

— Не знаю. Свекор, правда, в шутку мне рассказывал, что здесь когда-то Чичиков проезжал, вот и назвали Чичево. Знаю, что местные раньше называли Цыцово, говор такой был. А вообще жили тут весело. Народу много было. На работу шли с песнями. Ни один вечер не проходил без гармошки и балалайки. Без вина плясали. А бабы и к губам не подносили. Обычно гуляли около правления колхоза, а зимой в пустом доме, где организовали «красный уголок». Гуляли, но дело разумели. Летом весь день в поле, а зимой многие по домам работали волосянку или подбортовку. Привозили хлопчатобумажную основу в валиках, в утке же — конский волос. Ручные станы были почти в каждом доме. Без дела не сидели.

По своей природной натуре женщины обычно разговорчивей мужчин. У П. А. Прохорова своя судьба, и он немногословно поведал о ней. Когда началась война, учился в Максимовской школе, что в трех километрах от Чичева. Его отец работал бригадиром в колхозе, затем стал председателем, с 1939 по 1950 год он руководил хозяйством.

В декабре 1942 года Петр оказался в истребительном батальоне. До августа 1943 года состоял в военизированной охране Куровского, тогда ловили дезертиров. В ноябре 1943-го был призван в армию, окончил школу снайперов и в августе 1944 года из Дмитрова был направлен на 1-й Белорусский фронт под Брест в составе танкового десанта. Его боевой путь закончился под Варшавой, где Петр Алексеевич был ранен. Из полевого госпиталя попал в Миргород, в декабре 1945 года вернулся в свою деревню инвалидом. Хорошо, что мог работать. Вначале устроился в колхоз, затем работал электриком в Егорьевске, а до пенсии — слесарем на ферме совхоза «Ильинский».

Несмотря на свой возраст, ветераны полны каждодневных забот по хозяйству. Обрабатывают землю, ухаживают за живностью. Помогают и дочери, хотя одна живет в Давыдове, а другая в Москве.

Свыше полвека прожили Петр Алексеевич и Анна Ивановна вместе, позади золотая свадьба. А золото, как известно, не ржавеет. Здоровья вам, ветераны Чичева!

Золото не ржавеет.jpg
Золото не ржавеет-1.jpg

На снимках: П. А. Прохоров; Анна Ивановна о своей кормилицей.

«А Я ТАК ДУМАЮ...»

Нередко так бывает, что приезд корреспондентов вытягивает народ на улицу. Одни думают, что привезли пенсию, другие — что приехало какое-то начальство, к которому можно обратиться со своими проблемами. Узнав, что мы из газеты, посетуют на проблемы, а зная, что мы напрямую помочь не можем, скажут: «Вы все же там замолвите слово...».

Вот и на этот раз в центре деревни прошел небольшой сход.

— Плохо стало с автобусами, — говорит Мария Митрофановна Подшибякина, — из Егорьевска в Вантино в день только четыре рейса. До сельсовета не доберешься. Плохо мы живем. На пенсию не прокормишься. Картошка выручает.

Как говорится, дрова в костер подброшены, заговорили и другие. Вот только часть из того, что было сказано.

— Раньше дрова и уголь спокойно привозили. И брикет был. Все дешево. Сейчас же отдай за машину дров 650 рублей, а на что жить-то?

— Дорога дорогая. Дети не ездят, особенно кто подальше. А ведь в деревнях сейчас живут одни старики. Им помощь нужна.

— Топливо — это главное. До газопровода отсюда 300 метров. Собирались-собирались, когда народу было много, а сейчас время ушло. У деревенских денег нет, а на дачников малая надежда, они временные. Но главное — дрова. Говорят, что в сельсовете какие-то скидки есть. До нас они не доходят. Нам до сельсовета не добраться, многие по деревне-то из конца в конец пройти не могут.

— Мы за присоединение к Егорьевску. И вот почему. Раньше все документы по земле, купле-продаже дома, переоформлению составлялись в сельсовете, а теперь надо ехать в районный центр за сто километров. А там ходи по кабинетам. Многие с плачем возвращались. Загоняют. Надо сделать все по-старому, разве в сельсоветах неграмотные люди сидят? Что старых гонять из угла в угол?

Среди этих, откровенно говоря, понятных и во многом справедливых претензий вдруг позвучала иная фраза: «По-моему, глава района Филиппов хороший человек. У нас дорога была никудышная. Мы написали письмо. Он приехал на место и сразу сказал, что поможет. После этого быстро сделали подсыпку. Сейчас все в порядке…».

Вот таким выдался этот импровизированный сход жителей деревни. Жаль, что с нами не было работников Беззубовской администрации.

А я так думаю.jpg

На снимке: М. М. Подшибякина.

«А ЛЮДИ-ТО ВЫ ХОРОШИЕ?»

После разговора на улице Мария Степановна Комарова пригласила нас в дом: «Хоть чайку попьете». И это было к месту. Солнце, обещавшее в первой половине дня тепло, ушло за тучи, подул холодный ветер, и капли дождя упали на землю. Майская погода переменчива.

Мы вошли в избу. Вскоре чай был уже готов, а вместе с ним на стол была поставлена картошка с развару, а к ней огурцы из погреба, грибы и другие деревенские разносолы. Мы не спеша разговорились с хозяйкой дома и пришедшей вместе с ней О. И. Прохоровой, не пожелавшей оставить свою подругу с незнакомыми людьми. И причины для этого были. За последние годы все деревни в округе были разграблены. Икон лишились почти все дома. В соседней деревне в один дом наведывались воры несколько раз. От сильных потрясений хозяйка заболела и стала инвалидом. Вот почему нам стал понятен вопрос хозяйки, когда мы входили в дом: «А люди-то вы хорошие?».

— Мои родители жили здесь, — говорит М. С. Комарова, — мать работала на Митрохинской фабрике, волосянку делали. По молодости я была в колхозе. Какие поля были! Бывало, стоит кукуруза, за ней нашу слободку не видно. Как и многие женщины, потом устроилась в Егорьевске, работала в швейной артели. Шили телогрейки, матрацы, рукавицы. Потом 12 лет работала в Вантинском медпункте.

— Мария Степановна, у вас на столе все, что дает земля. Кто помогает?

— Дети помогают, ничего не скажешь. Сын Сергей приезжает и дочь Антонина. Без них ничего не сделала бы... А вы угощайтесь, в городе-то все денег стоит...

Из разговора выяснилось, что О. И. Прохорова родом из Мосягина, это неподалеку. Вышла сюда замуж. В деревне с 1955 года. Жили скотиной. Каждый год с мужем сдавали государству телку и бычка. На эти деньги и построили себе новый дом вместо старого.

— Сейчас бы ни за что не построить, — говорит Олимпиада Ивановна, — это ж какие деньги нужно отдать за стройматериалы! Я и сейчас держу корову, если бы не она, мы бы не выжили. Я так думаю. Народ деревенский жилистый. В 11 лет мне, как и другим девочкам, сельсовет давал задание напилить 2 кубометра дров. Это на школу. Пилили лес в Юрятине. Отец мне говорил: «Пили, пригодится в жизни». Вот я до сих пор и пилю...

А люди-то вы хорошие.jpg

На снимке: М. С. Комарова и О. И. Прохорова.

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ

• До революции в Чичеве было две фабрики. Шориков Иван Акимович держал 50 рабочих в своей пуговичной артели. Они работали по домам: резали копыта, рога, выбивали пуговицы, сверлили отверстия и шлифовали.

• Девочки и девушки пришивали готовые пуговицы на картонки для продажи. Рога и копыта привозили на фабрику в больших кулях. Шориков Зот Парамонович занимался изготовлением медных и латунных украшений для конской упряжи, его работники изготавливали и различные резные пряжки. Говорят, возле дома и сейчас находят эти нехитрые поделки, а на земле из-за отравления ее кислотами до сих пор плохо растет трава.

• В начале 30-х годов некоторых в деревне раскулачили. Сами старожилы говорят, что раскулачивала разная местная вшивота, которая работать не умела.

• В целом Чичево было старообрядческим, хотя были и так называемые церковники. Существовала моленная, которую потом разобрали. Престольным был праздник на Иоанна Богослова, это 9 октября. Молиться ходили в церкви деревень Ильинка и Алешино.

• Находилось в деревне и свое пожарное депо. До войны там была телега с помпой «Красный факел». В 20-е годы, по воспоминаниям жителей, как-то разом сгорело 8 домов, а в последние несколько десятков лет только 4.

• Занимались в Чичеве и хмелеводством. Профессионально вел это дело до войны Яков Попков. В сборе хмеля в основном участвовала местная детвора. Дети отщипывали хмелевые шишки, которые затем в больших мешках отправлялись в сушильню.

• Свет пришел в деревню в 1948 году, а вскоре и радио. Несколько лет тому назад провода оборвались, восстанавливать радиосвязь не стали. Местное радио слушают здесь немногие, черпая информацию в основном из телевизора.

• Старожилы вспоминают, что река Десна, которая сейчас в ширину не превышает и четырех метров, была полноводной, имела немало глубоких омутов и хороших мест для купания. Одно из таких мест называлось Рабочий Угол. Купаться сюда ходили в основном рабочие с фабрик.

• Хлеб в Чичево возят через день из Егорьевска. В Беззубовском магазине он дороже, поэтому жители туда не ходят.

«Я НЕ ЗНАЛА, ЧТО ЕСТЬ ТАКАЯ ДЕРЕВНЯ...»

Мы снова пошли по деревне и остановились возле одного крепкого и обновленного дома с аккуратным забором из сетки. Шотландский сеттер для порядка облаял нас, после чего во двор вышла хозяйка дома. Вид ее не был деревенским. Так оно и оказалось. Галина Алексеевна сама родом из Куровского, но судьба связала ее со столицей, где и прожила 40 лет.

— Галина Сергеевна, как вы попали в Чичево?

— Через родственников. Сама я и не знала, что есть такая деревня. Обустроились. Мне здесь нравится. Деревня тихая, спокойная...

Я не знала, что есть такая деревня.jpg

На снимке: для Галины Сергеевны деревня стала родной.

ЕГО НАЗВАЛИ НИФАНТИЕМ

На самом краю деревни, откуда открывается примечательный вид на речку, поле и лес, живет Нифантий Григорьевич Клюев. Ему 60 лет. Он недоверчиво вышел к непрошенным гостям, сел с нами на лавочку и разговорчивым не был.

Сам он родился здесь, и родители его жили в этом доме. Работал в Егорьевске, а сейчас на пенсии. Как и многие в деревне, одинок. Его главное дело сегодня — земля и овцы, ими и живет ветеран.

— Нифантий Григорьевич, а почему вас так назвали?

— Не знаю. Дали имя, все тут. В молодости хотел поменять, а сейчас оно мне и не мешает.

Он проводил нас, вышел за околицу и сказал: «Эх, деревня была! Народу много. Сюда приходили работать из других деревень. Сейчас старики одни остались...».

В церковном календаре после возвращения из поездки я поинтересовался необычным именем. Там было написано: «Нифонт (греч.) — трезвый». Вот что обозначает имя, данное нашему новому знакомому. Вспомнил я и слова одной из жительниц: «Если бы он выпивал, он бы вас заговорил... Он многое знает о деревне...».

Его звали нифантием.jpg

На снимке: Н. Г. Клюев.

ИЗ ДЕРЕВЕНСКОГО АЛЬБОМА

Старые фотографии — по сути дела единственные документы, дающие возможность зримо увидеть ушедшее время. Давайте вглядимся в лица деревенских жителей.

Из деревенского альбома.jpg

На снимке: на тракторе сидят именитые в прошлом механизаторы Иван Матвеев и Николай Карпов (фото 30-х годов).

СЕЛЬСКИЕ КАРТИНКИ

img230.jpg

Такие поленницы нередки в Чичеве, где дрова ценить умеют.

Один из самых старых колодцев деревни. Жители на свою воду не жалуются, а к колодцу с самой лучшей водой даже приезжают из соседних деревень.

Река Десна красива на своих изломах.

Сельские картинки-1.jpg

Молоденькая овечка не прочь поиграть с нашим шофером.

#Glubinka-Krasulenkov

Продолжение следует...

Обсудить тему

Введите символы с картинки*