Вопрос главе

Сетевое издание «Орехово-Зуевская правда»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

суббота, 21 мая

ясно+3 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Глубинка: деревня Бекетовская. По левую сторону от Владимирского тракта

11 дек. 2021 г., 14:00

Просмотры: 88


Цикл материалов в рамках проекта «Глубинка», основанного на публикациях журналиста газеты «Орехово-Зуевская правда» Геннадия Красуленкова и фотографиях фотокорреспондента Александра Каблева, продолжает рассказ о деревне Бекетовская, о существовании которой знают немногие ореховозуевцы, тем более что находится она в самой что ни наесть глубинке, всего пять километров отделяют ее от Шатурского района

Видавший виды редакционный «жигуленок» сворачивает с асфальта автотрассы Куровское — Шатура и попадает на узкую проселочную дорогу, которая, петляя между ивняком, выводит к первым деревенским строениям.

До революции Бекетовская входила в состав Егорьевского уезда Московской губернии. Она находилась по левую сторону от Владимирского тракта. По переписи 1859 года имела 18 дворов с населением 150 человек обоего пола. Нынешним старожилы помнят свою родную деревню красивой, цветущей и оживленной. В послевоенные годы, когда здесь работал колхоз, была крупная ферма. Близость села Красного с его храмом вносила в быт местного люда свой колорит. Но... Нет нужды говорить о том, что всем и без того известно. В настоящее время в Бекетовской 36 постоянно проживающих жителей, немногим больше этого и дачников. На всю деревню три коровы.

За неделю до нашего приезда, когда вокруг гремела гроза, по деревне узкой полосой прямо между двумя рядами домов прошел ураган. Он свалил огромную старую ветлу, раздробил другую, повалил несколько столбов электропередачи. Нам в этот июльский день удалось только увидеть спиленные деревья да разбросанные по дороге ветки. Вместе с главой Красновского сельского округа О. М. Захаровой, в который входит Бекетовская, мы и начали знакомство с деревней. Напомним, на дворе 2002 год...

 

ГАЗЕТУ МЫ ЧИТАЕМ...

Старожила деревни Алексея Алексеевича Макеева мы дома не застали. Соседи сказали, что привезли пенсию и, как здесь водится, выдают ее в доме Метелкиных. Мы и направились туда. Пенсия сближает людей, в этом мы лишний раз удостоверились. Все деревенские были в это утро на виду, а по случаю нашего приезда собрались у скамеечки возле дома. Евдокия Егоровна Круглова сказала даже, что не помнит, чтобы в Бекетовскую приезжали корреспонденты. Но все же мы были там и попросили А. А. Макеева рассказать о себе и деревне.

— А я думаю, — начал Алексей Алексеевич, — когда же в нашу деревню из «Орехово-Зуевской правды» приедут, чтобы «Глубинку» написать. Конечно, далеко мы от райцентра, но ведь это настоящая глубинка. Газету выписываю постоянно и много лет. Вот только что принесли свежий номер. Надо знать, что делается у нас в районе...

— Алексей Алексеевич, ветеранов войны с каждым годом становится все меньше и меньше. Уходит вместе с ними и память о тех годах, а каждая человеческая судьба — это строка в истории России. Вы помните те годы?

— Конечно. Когда началась война, мне было 17 лет, призвался в конце 1942 года. В городе Дзержинске Горьковской области проходил обучение в танковой школе, летом 1943-го оказался в самом пекле на Курской дуге. Наш полк в составе 1-й истребительной бригады резерва танкового командования вел бои с немецкими танками. 76-миллиметровые пушки, стоявшие у нас на вооружении, раскалялись докрасна. Это было месиво, в котором погибла половина нашей бригады, и мы были вынуждены встать на переформирование, оно проходило прямо на передовой. Не забуду красоту тех мест, сады и дома под соломой. И все же немцы, уходя, сжигали деревни и села, превращая красоту в гарь. Курск, Орел, Белгород...

В одном из боев меня ранило осколком в грудь. Он застрял между ребер. Но я оставался в строю. У нас были ребята, которые воевали, имея осколки в легких. Операцию мне сделали уже позже в медсанчасти. Зимой мы форсировали Вислу. Для подготовки переправы заняли плацдарм, и пришлось наращивать лед, чтобы танки наши могли пройти. При первой попытке переправиться многих убило и ранило — место сильно простреливалось немцами. Раненых необходимо было взять на наш берег. Командир вызвал меня и сказал: «Макеев, ты умеешь водить «Студебеккер», прорвись на тот берег и постарайся забрать раненых». Я завожу машину и с однополчанином вывожу ее на лед. Пули свистят. Мы благополучно добираемся до противоположного берега, забираем раненых, а вместе с ними берем на буксир еще один «Студебеккер», без колес. Тащим его юзом, но понимаем, что с такой ношей нам до своих не добраться. Освобождаемся от машины и гоним на свой берег. И тут я почувствовал, что меня словно кто-то толкнул в локоть. Вскоре варежка была полна крови. Снова попал в санчасть, вначале в Данциге, а потом в Гдыне, откуда санитарный поезд привез меня в Пензенскую область. Госпиталь находился в школе. После двух операций и чистки локтя война для меня закончилась. Доехал до Москвы, оттуда до Куровского, а затем на «малашке» (мы так называли свой паровоз) почти до дома. В деревню я вернулся в конце мая 1945-го. Устроился работать на железную дорогу машинистом водокачки. Заправки у нас были в Запутном, Черустях и Куровском. Такая вот судьба...

В свои немалые годы Алексей Алексеевич выглядит бодро, жаль только, что два года назад похоронил жену. Но отца семейства навещают и помогают два сына, дочь. Есть уже внуки и правнук Володя, который охотно сфотографировался со своим прадедом. Когда мы приехали в деревню, там был сын А. А. Макеева Сергей Алексеевич. По специальности он инженер по контрольно-измерительным приборам и автоматике, его бригада обслуживала котельные в Орехово-Зуеве. Приехал к отцу — помощь в деревне всегда нужна.

Газету мы читаем.jpg
Газету мы читаем-1.jpg

На снимках: А. А. Макеев крайний справа, в центре дед его жены Евдокии Егоровны; А. А. Макеев со своим правнуком и свежим номером газеты «Орехово-Зуевская правда».

 

ЭХ, БЫЛИ У НАС ГАРМОНИСТЫ!..

Среди собеседников в этот июльский жаркий день была и Екатерина Егоровна Варфоломеева, коренная жительница, а уж такие знают, что здесь было и чего не было.

— В Бекетовской, — говорит она, — находился колхоз «Светлый путь». Сельсовет был, начальная школа и чайная. Сегодня ничего этого нет. Много мы на своем веку всего пережили. Сейчас вроде жить хорошо, а как-то невесело. Даже в войну и то умели веселиться. Бывало, мамаша высыпет картошку в мундире на стол, есть охота, а за окном гармошка заиграла. Про картошку забудешь, вылетишь на улицу и давай петь да плясать. А летом здесь красота была. Идешь по тропке, вокруг рожь колосится, а сзади за девками Мишка Филатов с гармонью. Играет, наяривает. Иван Кузьминов тоже мастер был. Бывало, подойдем к нему: «Ванюша, сыграй!», он в ответ: «Не буду, вы за меня замуж не идете...», а сам уже лады подбирает. По-хорошему все было. Сейчас и гармони нет. Телевизор похабный стал. Если бы наши отцы встали, они бы валенками его закидали. Лет двадцать тому назад воровство пошло. Все дома обчистили, икон уже не осталось, а потом и ложки с вилками тащить стали. Бандиты, шпана развелись. Слава Богу, сейчас кто в тюрьме, кто уже на том свете. Потише стало. Аферисты, конечно, приезжают. Зашли здесь двое молодых, разложили на столе разные часы, бритвенные приборы, зеркальца. Сказали сначала, что это подарки ветеранам. Потом оказалось, что вся эта мелочь стоит 1200 рублей, а на рынке якобы 49 тысяч. Но вовремя внук появился, и продавцов как ветром сдуло. Меня четыре раза обворовывали. Вот такое время пошло...

Эх, были у нас гармонисты.jpg

На снимке: Е. Е. Варфоломеева.

 

ПРОБЛЕМЫ ЕСТЬ И ЗДЕСЬ...

Два года назад на сходе жители избрали председателем уличного комитета Галину Викторовну Сырову, учительницу Красновской школы. Ее мы застали возле дома, благо сейчас каникулы и есть свободное время, чтобы поработать по дому. А работы здесь хватает. В хозяйстве Сыровых две коровы, телята. Держит корову и свекровь, живущая рядом. Ольге Ивановне 65 лет, но она не хочет бросать кормилицу. Галина вместе с мужем Сергеем помогают ей, заготавливают сено, с травой сейчас проблем нет: коси, где хочешь. Есть у Сыровых и полуторка, так что загрузка у Сергея полная. Ну, а какими общественными проблемами живет сама Галина?

— У нас две проблемы — дорога и пруд, — говорит она. — Дорогу никак не приведут в порядок. Сделали кое-где подсыпку, немного сгрейдировали, но надо довести до конца. Пруд давно не чистили и не углубляли, тоже надо бы сделать по-человечески. Но денег нет, спонсоров тоже, совхоз не работает. Мы, конечно, надеемся на помощь районной и сельской администраций. Глубинка глубинкой, но хочется, чтобы о нашей деревне не забывали...

У Сыровых две дочери. Елена перешла в девятый класс, а Юля учится в Шатурском энергетическом техникуме. В Бекетовской много связей с Шатурой, этот районный центр под боком. Здесь учатся, работают, туда ездят за покупками. И все же деревня живет надеждами на свой районный центр.

Проблемы есить и здесь.jpg

На снимке: Г. В. Сырова со своей дочерью Еленой.

 

«В КОЛХОЗ СИЛКОМ ЗАГОНЯЛИ…»

Июльское солнце поднялось в зенит, полуденный жар уже начинал душить, но собравшиеся не расходились. Не часто вот так, на улице, они собираются вместе и, вспоминая старину, говорят о дне сегодняшнем.

В колхоз силком загоняли-1.jpg

— В колхоз нас силком загоняли, — говорит Екатерина Ивановна Павлюк, — у родителей мужа усадьба большая была, сад богатый. Из нее колхозный двор сделали. Из 50 деревенских дворов в колхоз взяли 40 лошадей. Усадьбу подрезали, яблони без ухода так потом и зачахли. Сама я окончила семь классов в Красновской школе. В апреле 1942 года направили на трудовой фронт. Работала техником по погрузке и разгрузке торфа на Беливском торфопредприятии. Семнадцать лет мне было. До 1946 года продлился мой трудовой фронт. Затем 10 лет работала санитаркой в больнице Шатурторфа, а потом до самой пенсии разносила почту. На всех участках работала, во всех деревнях здесь меня знают. Сумку наперевес, и пошла. Выдали нам как-то велосипеды. Вроде хорошо. Но они мужские, я не могла ездить, муж купил мне женский. Взвалила я сумку и поехала в первый раз. Не вышло: свалилась в канаву. Так потом два велосипеда рядом и стояли. Пешком отработала. За свой труд награждена почетным знаком «Лучший распространитель печати».

— Екатерина Ивановна, и все же неплохой колхоз был у вас?

— Постепенно люди свыклись. На ферме держали 220 коров, все вокруг засеяно и засажено, ни одного клочка земли не пустовало. Гречу сеяли, капусту сажали, картошка знатная была, сорта «Лорх». Потом все хозяйство перешло в совхоз «Белавинский», а затем в «Титовский». А сейчас известное дело — все рассыпалось, все брошено. Стыдоба: шатуряне арендуют наши земли, а у нас в районе сил нет. Вот как оно вышло.

 

В ТРУДАХ И ЗАБОТАХ

Возле калитки одного из домов мы встретились с пожилой женщиной.

— Александра Дмитриевна, — говорит О. М. Захарова, — а мы к вам.

— Ну что ж, проходите, гостями будете.

А. Д. Львова — коренная жительница Бекетовской, хотя на несколько лет ей пришлось уезжать из деревни. У мамы было пятеро детей, в колхозе ничего не платили, и ей не хотелось быть лишним ртом в семье. Работала на заводе после семилетки, потом четыре года на фабрике. После того, как умерла мама, она вернулась в родной дом. Устроилась на Белавинскую птицефабрику, была бригадиром в полеводстве. В 60-е и 70-е годы сельскому хозяйству уделяли большое внимание, проводили слеты передовиков производства. Имена трактористов Василия Жигарева, Михаила Старовойтова, которые работали на полях близ Бекетовской, Вершины, Велина, Дыдлина, как говорится, гремели. На слеты часто ездила и А. Д. Львова. Ее бригада была в передовых, а сама Александра Дмитриевна 10 созывов избиралась депутатом сельсовета. Активная, настойчивая, она жила сельским хозяйством и деревенскими заботами.

В ее гостеприимном доме чисто и аккуратно. Кот Барсик ластится у ног. В день нашего приезда дочь Александры Дмитриевны Надежда уехала в Шатуру за продуктами, а зять Сергей был на работе. Это самые близкие люди для нее. Оба устроены — Сергей работает учителем труда в Красновской школе, а Надежда — контролером в «Энергосбыте».

— Без дела не могу сидеть, — говорит хозяйка, — держу овец и козу. Как выйду на задворки, сердце кровью обливается: вся земля заброшена, а сколько труда в нее вложено, и как она радовала нас урожаем. Сколько гордости было на душе...

В трудах и заботах-1.jpg
В трудах и заботах.jpg

На снимках: ее бригада; А. Д. Львова с Барсиком.

 

«ЗДЕСЬ МНОГО СЫРОВЫХ…»

В каждой деревне есть так называемые коренные фамилии. Сыровы — одна из таковых. В девичестве Сыровой была и Ольга Васильевна Анахова.

— Здесь много Сыровых, — говорит она, — хотя деревня небольшая. Мои родители работали в колхозе, и я тоже после школы пошла туда. Пойти-то пошла, а вот уйти оттуда было трудно, не отпускали. Мы с Женей Антоновой хотели устроиться на фабрику, где деньги платили, а нас правление, не отпускало. И мы однажды взяли и написали письмо первому секретарю Московского городского комитета партии В. В. Гришину. Ответ был такой: решение должно принять правление колхоза. Получился замкнутый круг, и мне пришлось просто убежать в Ликино-Дулево. Устроилась в прядильный цех, четыре года жила без прописки в общежитии. Вышла замуж, дали нам квартиру. Отработала на фабрике 31 год. Как в 90-м году вышла на пенсию, так сюда и приехала. Деревня-то родная. Муж мой работал на фабрике помощником мастера. Свое мы отработали, а вот детям трудно сейчас. Сын трудился на Белавинской птицефабрике, там производство закрыли. В деревне Старой у него свое хозяйство, по профессии он тракторист. Выкручивается, как может. Многие жители работали на фабрике в соседней деревне Велино. Тоже все прикрыли, а само здание быстро растащили. Мы как-то пришли и глазам своим не поверили: где же фабрика? А мой дом вон, рядом...

Мы перешли через дорогу и снова присели на скамью. Вышел к нам и муж Ольги Васильевны Александр Петрович. Как выяснилось, он охотник, рыбак, а помимо этого просто на все руки мастер: и печник, и плотник, и столяр. Такие мужики сейчас в деревне редкость, почти все давно разъехались по городам и весям в поисках хорошего заработка и веселой жизни. Работу же в деревне таким мужчинам дают дачники. Покрыть крышу, сложить печь или выложить камин — далеко ходить не надо. И дети у отца этому мастерству научились.

Здесь много Сыровых.jpg

На снимке: Анаховы из Бекетовской.

 

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ

• До революции и вплоть до войны деревня Бекетовская находилась среди болот. В 30-е годы здесь начались активные торфоразработки. Болота осушили. Потом на смену торфоразработчикам пришли мелиораторы, которые окончательно загубили природную среду. Перевелись утки, гуси, поредели ранее богатые брусничники и клюквенники. Меньше стало грибов. Денег в мелиорацию ухнули много, но отдача оказалась нулевой: почти все пахотные земли брошены и зарастают бурьяном.

• 1937 год старожилам Бекетовской запомнился арестами земляков. Так называемые «стукачи» из местного населения немало принесли горя сельчанам. Учитель Семен Корягин, шорник Иван Карандашов, нарядчик товарной конторы Василий Агафонов, а также Илья Евдокимов, Иван Сыров, Василий Володин были сосланы, и никто в деревне до сих пор не знает, где они, выжил ли кто-нибудь или нет. Говорили только, что Илья Евдокимов скончался прямо в вагоне во время отправки.

• О появлении названия деревни существует такая версия. Некто Бекетов был ее владельцем. Затем барин проиграл деревню в карты. Новый владелец собирался, якобы, приехать туда только тогда, когда она будет хорошо обустроена и прорыты канавы для осушения местности и устройства хорошей дороги. Работы эти велись, но барин так и не появился в этой глуши. Так что деревня издавна была вольной и управлялась сходом.

• Из центра деревни хорошо просматривается храм Успения Пресвятой Богородицы села Красное. С ним была связана вся жизнь православных верующих. Закрытый в 1937 году, храм только в 1994 году вновь открыл свой приход. Жители деревни говорят, что в то время по округе ходила молодая женщина и призывала наконец-то вспомнить о храме и начать там работы. На нее вначале смотрели как на сумасшедшую, но вскоре поняли серьезность намерений. Была создана община, люди потянулись к храму и началось его возрождение.

• Свет появился в деревне в 30-х годах благодаря пуску Шатурской ГРЭС. Бекетовская одной из первых в округе получила электричество. Радио здесь впервые заговорило в 1947 году. Воздушка была протянута сюда с Красноозерской фабрики.

• Воду в местных колодцах жители считают самой лучшей. Москвичи возят ее канистрами в столицу и на дачи. Один из колодцев недавно отремонтировали сами жители. Они поменяли старый сруб на новые кольца. Хорошую помощь в этом полезном деле оказала районная администрация. Устраивали колодец Сергей Фонин, Владимир Стрекалов, Сергей и Владимир Ульяновы, Сергей Макеев. Семь бетонных колец легли в его вертикаль.

#Glubinka-Krasulenkov

Продолжение следует..

Обсудить тему

Введите символы с картинки*