Вопрос главе

ГАУ МО "Орехово-Зуевское информагентство МО"

Возьми газету бесплатно
Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

пятница, 23 октября

дождь+6 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Онлайн трансляция

Глубинка: деревня Абрамовка. Поместье Абрама Лопухина

17 окт. 2020 г., 9:00

Просмотры: 1423


Цикл материалов в рамках проекта «Глубинка», основанного на публикациях журналиста газеты «Орехово-Зуевская правда» Геннадия Красуленкова и фотографиях фотокорреспондента Александра Каблева, продолжает рассказ о деревне Абрамовка, названной в честь бывшего владельца Абрама Лопухина, слывшего в народе хорошим помещиком

На дворе 1998 год… История каждой деревни таит в себе немало загадок. Нелегко взять и окунуться в столетия, ушедшие в прошлое. Абрамовка, расположенная в 86 километрах от столицы близ южной границы Орехово-Зуевского района, стоит целой летописи. На территории нынешней деревни некогда находились две: Чаньково и Андреево, разделявшиеся прудом. Свое нынешнее название Абрамовка получила от имени ее бывшего владельца Абрама Лопухина. В народе он слыл хорошим помещиком, который после известного Указа от 1861 года дал всем своим крестьянам вольную.

В начале XVI века деревня была в составе Гуслицкой волости Богородского уезда, в XVII веке она территориально входила в Бронницкий уезд, а с конца XVIII века и до 1922 года Абрамовка — в составе Егорьевского уезда. Последующие годы связали деревню вначале с Куровским, а с 1958 года — с Орехово-Зуевским районом.

В 1852 году в Абрамовке было 122 крестьянских двора и около одной тысячи жителей. Последующий в конце прошлого и начале нынешнего веков значительный рост деревенских дворов и местного люда произошел во многом за счет строительства здесь местным предпринимателем Муравлевым двух фабрик. До последних лет прядильное и ткацкое производство было определяющим в новой истории Абрамовки.

В настоящее время в деревне 248 постоянных хозяйств с 549 постоянными жителями, 148 дворов занимают временно проживающие, то есть наследники и дачники, для которых деревня — место летнего отдыха.

Итак, час езды на автомашине от районного центра, и мы в Абрамовке…

 

ЦЕНТР СЕЛЬСКОГО ОКРУГА

Деревня Абрамовка — центр одноименного сельского округа, на территории которого находятся шесть деревень. Абрамовка — крупнейшая не только среди них, но и в районе. Почти 400 домов вытянулись по обе стороны автодороги, которая через соседние Степановку и Авсюнино ведет на Куровское и Шатуру.

В деревне есть школа, фельдшерско-акушерский пункт, почтовое отделение, клуб, библиотека. Немалую территорию близлежащих лесных угодий занимает Абрамовское лесничество.

Из 549 жителей деревни свыше 150 — молодежь до 16 лет. Так что к категории вымирающих Абрамовка не подходит, немало здесь людей самого что называется рабочего возраста. Как сказала глава администрации Е.Е. Малахова, местная фабрика работает нестабильно, вся молодежь в поисках хорошего заработка уехала в Москву, а личное подворье, как это часто водится, держится в основном на пенсионерах, а поскольку лодырей среди них мало, то в эти сентябрьские дни картофель на огороде уже выкопан, огурцы засолены, помидоры уложены на чердак. Свекла, морковь и капуста — вот то, что осталось сейчас на грядках. И типун на язык тому, кто говорит, что русский народ ленив. Сельчане с утра до вечера в заботах.

 

С НЕБА НА ЗЕМЛЮ

Из Абрамовки и соседней деревни Степановки вышло немало летчиков и людей, так или иначе связанных с авиацией. Не в малой степени способствовала этому близость Егорьевска, где находилось училище гражданской авиации. Когда над Абрамовкой летит самолет, некоторые ее жители вспоминают слова зятя Фисы Панфиловой, который сказал: «Я ухожу в рейс и часто пролетаю над Абрамовкой».

Анатолий Никитович Терешонков, у которого за плечами уже семь десятков лет, не был летчиком, но и его судьба оказалась связанной с авиацией. Родство с небом началось на земле. Пацаном работал в колхозе, на телеге с запряженными лошадью или быком возил с полей урожай, а с лугов — сено. При виде самолета, как и все мальчишки, задирал голову и подставлял ладонь ко лбу.

Окончил семь классов, что для деревни в те годы было редкостью. Потом ушел в армию и оказался в школе радистов-пеленгаторщиков. На протяжении восьми лет срочной службы и двух сверхсрочной в составе авиаподразделения обслуживал аэродромы, был техником по самолетному оборудованию, в воздухе испытывал новые навигационные приборы для воздушных лайнеров. Так и продолжалась бы его жизнь, только в 1960 году по призыву партии укрепить колхозы новыми кадрами решил вернуться в свою Абрамовку. Исполнилось ему тогда 33 года.

Специалисты были здесь действительно нужны. Созданные совхозы росли, укреплялись. Анатолий Никитович поначалу устроился электриком в совхоз «Память Ильича», а потом был принят на должность энергетика в совхоз «Ильинский». Ровно 25 лет отдал он растущему и развивающемуся производству.

Семья тем временем росла, пришлось ставить большой дом, в который и сейчас приезжают дети с внуками. Разлетелись кто куда, у всех началась своя взрослая жизнь, но отца и мать Надежду Константиновну не забывают.

— А я сейчас живу в доме сестры, — говорит Анатолий Никитович, — нам хватает. Из 15 соток обрабатываем, наверное, только пять. Силы не те. А вообще Абрамовка — деревня хорошая. Жить здесь можно.

С неба на землю.jpg

На снимке: А.Н. Терешонков.

 

ИХ ПОМНЯТ В АБРАМОВКЕ

В центре деревни стоит скромный обелиск, увенчанный звездой. Он поставлен в память земляков, павших на фронтах Великой Отечественной. Тумановы, Феофановы, Кирилины, Кукушкины. Много фамилий, много имен, 45 бойцов не вернулись в родную Абрамовку.

В местной школе на видном месте висит стенд «Никто не забыт — ничто не забыто». На нем фотографии воинов-земляков, документы, благодарственные письма, похоронки той жестокой поры.

Как сражались парни из Абрамовки, можно судить хотя бы по А.М. Туманову. В июне 1941 года Алексей Максимович ушел на фронт и попал в артиллерию. Сражался в Крыму, освобождал Литву, ему знакомы были по боевым сражениям города Польши, Германии. Всю войну он прошел без ранений, а домой вернулся в звании лейтенанта, имея орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией». В Абрамовке чтут имена своих героев.

Их помнят.jpg

На снимке: памятник воинам.

 

«ВСЕ, КАЮК НАМ...»

Обвал рубля, происшедший в конце августа — начале сентября, начавшись в столице, эхом прокатился по России. Глубинку тоже захлестнуло ценовым шквалом. В местный магазин, который работает от Ильинской потребкооперации, люди ходили смотреть на цены. Килька в томате поднялась до 12 рублей за банку, в три раза поднялись цены на другие продукты. А пенсию люди за июль еще не получили. «Пусть они едят свою кильку сами, — возмущалась одна из женщин возле магазина. — И хлеб пропал. Все, каюк нам!».

А в это время по деревне шла легковая машина и яростно сигналила. Это привезли пенсию. Неподалеку от клуба и магазина собрался народ. Специалисты из районного пенсионного фонда сразу открыли на улице четыре кассы. Деньги, конечно, хорошо, но настрой людей был уже определен задолго до этого. Ну вот получили, а что на них купишь?

Вопрос резонный. И в лучшие времена-то на пенсию не особенно можно было разжиться, а сейчас и подавно. Как бы там ни было, но очередь в магазине выстроилась, хотя и небольшая. Хлеб давали по буханке и булке на человека, пока стояли, он уже кончился. Самые дешевые сигареты были по десять рублей за пачку.

— Мы обижаемся на руководителя Ильинского сельпо Марину Борисовну, — говорят в очереди, — цены в нашем магазине всегда выше, чем в других местах. Взяли здесь и на хлеб увеличили, хотя говорили, что хлеб останется в той же цене. Через день привезли по старой. Зачем нам нервотрепку устраивать.

К пенсионному отделу у сельчан свои претензии. На звонки, когда привезут пенсию, как правило, там отвечают: ждите. А когда ждать? Дела-то не ждут. Идет самая заготовка. Грибы, ягоды деревенским надо заготавливать. Вот и думай: идти в лес или нет. Пойдешь — пенсию прозеваешь, не пойдешь — день упустишь. А такой день, как сейчас, он год кормит. Надоело людям за двумя зайцами гоняться.

Все, каюк-1.jpg

Все, каюк.jpg

На снимках: пенсию привезли; в сельском магазине.

 

«О ПРОИЗВОДСТВЕ ГОВОРИТЬ НЕ ХОЧЕТСЯ...»

В истории Абрамовской фабрики было немало страниц, и все они были рабочими, будь то отмеченные до революции росчерком пера фабриканта Муравлева или печатью советского наркома текстиля. На протяжении столетия здесь делалась пряжа, красилась, вырабатывалась продукция, нужная людям.

Фабрика давала работу сотням людей: мотальщицам, прядильщицам, чесальщицам, тростильщицам, аппаратчикам, помощникам мастера, красильщикам и работникам других специальностей. Производственная судьба кидала фабрику от комбината к комбинату. В настоящее время она входит в состав ТОО «Ковры Обухова».

В день нашего приезда цеха фабрики молчали. Для отечественной промышленности это привычно, но это не то молчание, которое золото. Упаднические настроения чувствовались и в тоне директора Абрамовской прядильной фабрики С.К. Яковлева.

— О производстве говорить не хочется. По подоходному налогу с физических лиц — долг, по выплатам в пенсионный фонд — долг, — Станислав Кузьмич по пальцам раскладывает свои минусы. — Сейчас работает одна смена из трех, выполняем разовые заказы, а ведь в лучшие времена вырабатывали по 10-12 тонн пряжи за сутки. Начали строить в деревне жилье, газифицировали новые дома, построили котельную, очистные сооружения. Нынешнее время смазало все хорошее. Я депутат, у меня 33 деревни, и я вижу, как все на глазах разваливается. Выберемся мы из этого болота или нет, я тоже не знаю. Приезжайте в лучшие времена, если они настанут.

Значит, накипело у директора. Да и как не накипит, когда фабрика останавливается то по причине неуплаты за электроэнергию, то из-за нехватки сырья. Одним словом, о производстве в настоящем времени говорить не хочется, а вспоминать былое — не лучший вариант поддерживать дух тех, кто должен работать сегодня.

 

ШКОЛА НАЧИНАЕТСЯ С МУЗЕЯ

Да, местная школа начинается ни с чего-нибудь, а именно с музея. Сюда в первую очередь приводят первоклассников, чтобы они лучше знали историю своей деревни, видели предметы старого быта: деревянные рогатины для стирки белья, прялки, глиняную посуду, старые швейные машинки и многое другое, что собрано здесь настоящими подвижниками краеведения.

— Это обязательно, — говорит директор школы В.А. Бабаев, — патриотизм на голом месте не возникает, прежде всего он основывается на знании своей истории, места, где ты родился. У старых вещей есть притягательная сила, они способны не только удивлять, но и рассказывать одним своим видом о жизни наших предков. Рассказывать просто, не навязчиво, а оттого и доходчиво. Жаль только нет помещений для расширения музея, многие экспонаты приходится просто складывать под полки, на пол, хотя им нужны другие, более видные места.

— Владимир Андреевич, сельские школы в последние годы как-то затихают, меньше становится учеников. А как у вас?

— Это помещение строилось в конце 70-х годов и было дипломным проектом нескольких выпускников Московского архитектурного института. Таких помещений больше нет нигде. Сейчас, конечно, когда прошли годы, и я вижу изъяны планировки, другие неудобства, их бы отругал. Но, как говорится, поезд ушел. Новая школа была рассчитана на работу в одну смену и 192 учащихся. Когда ее только открыли, классы были наполнены. В последние годы количество учеников держится в пределах 60-70. Есть даже небольшая тенденция к росту. Если, например, сейчас у нас восемь первоклассников, то в будущем году мы ожидаем уже 14.

— На ваш взгляд, что повлияло на этот рост?

— Сама жизнь. Побеги из деревни прекратились. Да и куда бежать, если в городе нет работы, а тем более жилья. Снимать частную многим не по карману. Свой дом в деревне — это надежнее. Работают, конечно, на стороне, ездят в Москву, но чаще всего так, чтобы сутки работать, трое дома. Вот отсюда и дети.

— Подготовить школу в наших условиях — дело непростое. Я имею в виду к новому учебному году. Вам кто-нибудь помог?

— В основном Абрамовская фабрика. Она выделила нам краску, олифу. Мы сделали не все, что хотели, во время осенних каникул докрасим полы.

— А как с отоплением? Не будут ученики сидеть в пальто?

— Думаю, что нет. Наша школа планировалась как автономное здание по всем параметрам. Были своя котельная, свои очистные сооружения, теплица. Все это стало администрации нашего округа и району просто не по карману. Мы передали очистные сооружения на баланс фабрике, от нее же провели центральное отопление. Мазут нам выделила районная администрация, так что, думаю, не замерзнем.

— Ну, а что сейчас заботит директора?

— Учебный год начался нормально. Преподавателями школа укомплектована, в основном они приезжают из Куровского. Не хватает учебников. Так называемых «федеральных» нет, и родителям приходится покупать за деньги. Не все это могут, но выходим из положения, используем старые или один учебник на двоих.

Не знаю, продолжатся ли завтраки в школе. Они бесплатны были для учеников начальной школы и малообеспеченных семей. При таком росте цен это настоящая проблема. Впрочем, чай мы готовим в каждом классе, есть у всех и своя посуда, дети приносят бутерброды. Для завтраков в расписании школы время всегда найдется.

Школа начинается с музея.jpg

На снимке: директор школы В.А. Бабаев с юным экскурсоводом Машей Егоровой из шестого класса в школьном музее.

 

«НЕ ДАВАЛИ ЛЮДЯМ ХОРОШО ЖИТЬ...»

Дом Козиных в Абрамовке самый крайний, стоит он здесь ровно 70 лет. Два года назад Вера Сергеевна хоронила мужа Ивана Ивановича Козина. Без хозяина трудно в деревне, но выручают сыновья Василий, Иван и Михаил.

Скамейка у дома приютила нас на время небольшого разговора о житье-бытье. В повествовании людей, за плечами которых остались долгие годы, есть что-то особенное, это порой непонятные картины российской жизни.

С восьми лет Вера Сергеевна стала работать в колхозе. Ходили на поля поливать, полоть, ворошили на лугах сено. В 15 лет пошла на фабрику и почти 36 последующих годков отработала там. Вот что она сама говорит о своей жизни и жизни сельчан.

— Не давали людям жить хорошо. Идешь после фабричной смены, а тебя уже ждут: пора рожь жать, сено грести или еще что-нибудь. Закон был такой — кто 60 дней в колхозе из фабричных не отработает, тому усадьбу отрезали. А люди-то деревенские, землей жили. У всех коровы были, а сено воровски косили, не давали угодий. По ночам приходилось и косить, и возить. А народ всякий на деревне, доказывали. Не раз у меня с сушил сено вытаскивали. А куда девали? Продавали или по своим домам растаскивали. Вот так и жили. На фабрике-то стахановкой была, в газете не раз про меня печатали. Прядильщицы хорошие у нас были. И все равно надоело. Ушла в 50 лет и все тут…

— Вера Сергеевна, а свадьбу свою помните?

— Да уж какая в то время свадьба! Так, вечеринка. Подруги пришли да брат мужа, человек восемь-девять было. Расписали нас на дому у крестного тогдашний председатель сельсовета К.П. Туманов и секретарь И.С. Столяров. А венчались мы в Рыжеве, это в Егорьевском районе, там церковь была. Это сейчас свадьбы раскатывают на миллионы, а у нас их не было. На столе солянка да винегрет — вот и вся свадьба. Никогда мы богатыми не были и начинать не нужно.

— Наши власти многие сейчас ругают, нелегко жить простому народу. А вы как на это смотрите?

— А я так думаю: мы живем под Богом и под властью. Что дадут, то и дадут, не помрем. Огурцы насолили, картошки накопали. Хлеба не досталось сегодня — завтра привезут. И нечего паниковать. Мы многое повидали на своем веку и выжили. Мы же люди.

Не давали людям хорошо жить.jpg

На снимке: В.С. Козина со своими кормилицами.

 

ЗНАТНЫЕ ЗДЕСЬ МЕСТА

Вокруг Абрамовки поля да луга, окаймленные то сосновым, то березовым лесом. С самого начала лета и до поздней осени здешний люд протаптывает туда тропинки. Земляника, черника, малина, ежевика — бери не ленись. Нынешнее лето и сентябрь угодили и грибникам. Среди самых заядлых на деревне считают Н.П. Кукушкина.

Найти его было нетрудно, в палисаднике Николай Павлович занимался с внуком Русланом. Вышли из дома его жена Валентина и дочь Татьяна. Вся семья была в сборе в этот приветливый осенний день.

— Чуть опоздали, — говорит Н.П. Кукушкин, — только что обедали, рыжики были жареные. А грибов-то здесь полным-полно. У меня есть, конечно, свои места. Идешь, кругом ивняк, выходишь на поляну, а там... Никто этого места не знает. Мы уже закрыли 15 трехлитровых банок грибов. Хватит. Раньше в этих местах лосей было много, сейчас редко встречаются. Я, как и другие мужики из деревни, охотился на глухарей, тетеревов. Зайцы, лисы, еноты — места для зверя здесь хорошие. Бывало, зимой тетерев с дерева нырнет под снег, не видно его, только ямка осталась. Осторожно подходишь на лыжах, а он прямо из-под них вылетает. Здесь уж не зевай. По шесть штук домой приносил иногда. Так что грибникам и охотникам у нас было чем заняться.

Н.П. Кукушкин продолжал рассказывать про свои места, а тем временем его внук Руслан играл с молоденькой козочкой, которая уже научилась бодаться и резво бегать по палисаднику.

Знатные здесь места.jpg

На снимке: Они стали друзьями в доме Кукушкиных.

 

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ

• В старину в старообрядческой Абрамовке была построена деревянная церковь с престолом Николы-угодника. И сейчас он празднуется 22 мая. Перед войной храм был частично разрушен, в войну здесь хранили сено. Кроме этого, была моленная. Строилась и кирпичная церковь, но в годы революции строительство ее было прекращено.

• У православных верующих, которых жители называют церковниками, главным праздником в деревне является Троица. В этот день в центре Абрамовки ставилась икона, украшалась цветами и березовыми ветвями. Праздничный люд крестился около нее и гулял по деревне.

• Когда громили большую деревянную церковь, то жители унесли многие иконы. Хранили их на чердаках, а некоторые, ведая старые традиции, пускали их по воде. Кому достанется — тому и хранить.

• Медицинский пункт существовал в деревне с дореволюционных времен. При нем было и родильное отделение на три койки. Первым сельским фельдшером числился Зосим Митрофанович Шитиков. Сейчас в фельдшерско-акушерском пункте принимает больных Т.П. Феофанова.

• Сельская библиотека была открыта в Абрамовке при фабрике в 1954 году. Выдачей книг занималась тогда Анфиса Елисеевна Рунова. Сейчас библиотекарем здесь работает Е.Б. Шмелева.

• Местный клуб был открыт в деревне в 1929 году в фабричном доме, первая звуковая аппаратура установлена в 1947 году. Сейчас кино в клубе не показывают, устрашаются на праздники вечера отдыха жителей и дискотеки для молодежи.

• В 1983 году близ Абрамовки вступила в строй новая ферма совхоза «Ильинский» на 400 голов крупного рогатого скота. В настоящее время она прекратила свое существование, что можно было — уже растащено. В деревне у жителей в домашних хозяйствах содержится 19 коров.

#Glubinka-Krasulenkov

Продолжение следует...