ГАУ МО "Орехово-Зуевское информагентство МО"

Возьми газету бесплатно
Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

воскресенье, 12 июля

малооблачно+30 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Онлайн трансляция

Футбол в Орехово-Зуеве: Юрий Курненин — любимец Белоруссии

07 апр. 2020 г., 11:45

Просмотры: 1419


После исключения «Знамени труда» из большого футбола Юрий Курненин попал в выпускной класс ДЮСШ московского «Динамо», с первых же игр за школу показал себя быстрым, ловким, владеющим хорошим ударом с левой ноги и очень ответственным…

Юрий Курненин в матче против «Грассхопера»

Всегда сосредоточенный, редко улыбающийся и мало с кем общающийся, он внимательно слушал наставников, зорко присматривался к другим футболистам, надеясь почерпнуть из их арсенала что-нибудь для себя. Курненин любил поработать с мячом и часто оставался после тренировок, чтобы лишний раз постучать по воротам, отработать финт или другой технический приём. Было видно, что он поставил перед собой честолюбивую цель стать настоящим мастером и не жалеет усилий, чтобы воплотить её в жизнь. Поэтому, ещё в футбольной школе он обратил внимание тренеров дубля и получил приглашение попробовать себя в команде резервистов.

Уже в 1972 году, фактически своём первом полноценном сезоне в дубле он стал ведущим крайним нападающим, забил первые голы, а на второй год его уже начали подпускать к основному составу. К несчастью для Юрия, в это время «Динамо» располагало целым созвездием форвардов, и главный тренер Гавриил Качалин на краях отдавал явное предпочтение нестареющему Геннадию Еврюжихину и разыгравшемуся Анатолию Байдачному. Оба они являлись игроками национальной команды СССР. Байда хоть и играл в сборной, но жил в общежитии, и когда появился парень из Орехова-Зуева, руководство попросило за ним приглядеть. С Анатолием Юрий поселился в одной комнате. Сошлись они тесно — оба из Подмосковья. Дружба окрепла и сохранилась на всю жизнь. К Байдачному даже Юрина мама приезжала и просила посодействовать, чтоб Курненин не женился на москвичке, с которой дружил. И приятель был солидарен, предупреждал: это не твое. Но Юра влюбился, и слышать ничего не желал.

«Характер у него был похож на мой, взрывной такой, упрямый, бескомпромиссный, в чем-то даже яростный. Таких за счастье иметь на поле и не всегда за его пределами. Все мы родом из детства, и приходилось слышать, что оно было у Юрия трудное, но конкретики никто не знал. Так, по обрывкам фраз, а глубже он не допускал», — вспоминал позже Байдачный.

Легенда ореховского футбола.jpg

Легенда ореховского футбола

Однажды, когда Курненина пригласили на товарищескую поездку молодежной сборной СССР, произошел такой случай. В Польше сыграли нормально — победа и ничья. Переехали в ГДР. Матч «молодежек» определили на стадион воинской части, он небольшой, тысяч на пять. Юра, игравший нападающим, вышел заведенный. В одном эпизоде вдруг ни с того ни с сего «вставил» в спину расслабленному немцу, провожавшему мяч за боковую. Тот влетел в скамейку так, что увезла «скорая». Старший тренер Валентин Николаев поспешил Курненина заменить и убрать с глаз. Обошлось без скандала.

В атаке московского «Динамо» меж тем происходили перемены. Трагически ушел из жизни Анатолий Кожемякин. У Байдачного случилась история в аэропорту: наговорил сгоряча черт-те чего Льву Ивановичу Яшину и был отчислен. Набегали годы у Еврюжихина. Курненин наверняка вскоре дождался бы своего часа, но он, как молодой норовистый конь, рвался на поле, не желая ждать и считая, что уже сейчас ни в чём не уступает другим. Тренеру чрезвычайно трудно найти тонкий баланс в ситуации, когда у него несколько почти равноценных кандидатов на одну позицию в основном составе, и желательно всем предоставить возможности для роста мастерства. Возможно, Курненин уже вскоре закрепился бы в основном составе, но случилась смена тренера. Вместе с пришедшим Александром Севидовым появились в команде опытные Шепель и Козинкевич, и честолюбивый юноша вдруг понял, что если у него и есть шанс играть постоянно, то не в Москве. Юрий засобирался в «Пахтакор». Но уже обжившийся в Минске Байдачный переориентировал приятеля: давай сюда, здесь лучше.

Ведущий футболист Минска.jpg

Ведущий футболист Минска

В начале 1976 года два Юрия — Курененин и Пудышев перешли в минское «Динамо». В столице Белоруссии народ валом шел смотреть на «москвичей». И те быстро стали для болельщиков своими. Курненина переквалифицировали в защитника и получили фланг, всегда нацеленный на атаку. На поле это был лидер, на которого можно положиться. Всегда перемотанное колено — следствие прооперированного еще в дубле мениска — было проблемой игрока, но не команды. Знали: живым ли, мертвым — сыграет на полную.

С мячом Юрий Курненин.jpg

С мячом — Юрий Курненин

Звездный час Курненина в 1982-м совпал со взлетом динамовской дружины. Иначе и быть не могло, ибо он был неотъемлемой ее частью, системообразующим, как теперь принято говорить, футболистом. Его дриблинг был великолепен, прострелы и навесы опасны, удары мощны и прицельны. Некоторую нехватку скорости он компенсировал старательностью, цепкостью, неуемной жаждой борьбы. Как у каждого игрока с большой буквы, у него случались неудачные матчи, но не было проходных, дежурных, когда он отбывал номер. Нередко выходил на поле с травмами, на обезболивающих, превозмогая все, что мешало играть и добиваться победы.

Юрий вошел в историю как первый в СССР защитник — автор хет-трика. В концовке первенства за 18 минут до конца матча с «Кайратом» нападающий гостей Стукашов сравнял счет, и победа, казалось, от минчан ускользнула, а с ней виды на «золото». Отчаянный штурм ворот алмаатинцев ни к чему не приводил, но перед самым финальным свистком Курненин забил решающий третий в матче гол. Рекорд рекордом, но без этих голов минчане выбыли бы из чемпионской гонки. Потом была нулевая ничья с «Пахтакором» и две последние игры чемпионата в Москве. Семь «сухих» мячей «навтыкали» минчане столичным одноклубникам, затем победив «Спартак», стали чемпионами страны.

В игре с Кайратом.jpg

В игре с "Кайратом"

Белорусские болельщики Курненина уважали, он был свой на поле и вне его человек, с которым пойдешь в разведку, не задумываясь ни на секунду. Курненин и первый еврокубковый гол забил, «Грассхопперу». Его мощный удар со штрафного левой с позиции правого инсайда отправил мяч по дуге в обход швейцарской стенки под перекладину. Ничего себе обороняющийся! Он отдал «Динамо» 11 сезонов. Малофеев пробовал его в олимпийской сборной, но игры в Лос-Анджелесе Политбюро ЦК КПСС для советских людей закрыло.

Долгие годы Юрий был капитаном команды, пользовался авторитетом. Случай, когда в кровь подрался после игры с заподозренным в нечистоплотности партнером, вошел в летопись футбольных историй. Курненин трижды попадал в список 33 лучших футболистов СССР (1982-й, 1983-й, 1984-й), но чем лучше складывалось на поле, тем больше вычиталось за его пределами. Дома были скандалы. Один раз даже на Юрия пришлось надевать наручники. Трудный период ухода жены наложился на завершение карьеры. На тренерский дебют Курненин прибыл в Брест. На фоне предшественника, удачливого и коммуникабельного Людаса Румбутиса, он смотрелся невыгодно. Ждали фигуру, знаменитого чемпиона, а приехал немного потерянный и не искавший почитания человек. Согласился жить в «задрипанной» гостинице, вел себя замкнуто, к начальству не ходил. И местный бомонд узрел в нем фигуру слабую и без прикрытия.

А Юрий и в тренерском ремесле заслужил авторитет не меньший, чем в бытность игроком. Он не разменивался на пустые слова, не любил рекламы, не выпячивал себя, а профессионально делал дело, доказывая результатами, кто он и чего стоит. Юрий Анатольевич привел брестское «Динамо» к бронзовым медалям чемпионата Беларуси, стал обладателем Кубка Азии со сборной Сирии, вывел молодежную сборную Беларуси в финал чемпионата Европы 2009 года в Швеции. Возглавлял Курненин нижневартовский «Самотлор XXI», клуб «Аль-Ахли» из столицы Омана Маската, работал в тренерском штабе минского «Динамо», в том числе и главным тренером. Помогал Анатолию Байдачному в работе с национальной сборной Беларуси.

Он жил, как играл, — сгорая и любя жизнь и футбол. Не прятался за пустыми словами, не юлил и не лукавил, говорил в глаза все, что думает, невзирая на статус и авторитеты. Не всем это нравилось, не всем приходилась по душе его правда, но за эту искренность, профессионализм и открытый нерв эмоций его любили и уважали. Его жизнь была яркой, и, наверное, поэтому неоправданно и несправедливо быстро сгорела звездой. Ему было всего 55.

Игорь Пелёвин.
Продолжение следует