ГАУ МО "Орехово-Зуевское информагентство МО"

Яндекс.Погода

понедельник, 16 июля

пасмурно+25 °C

Онлайн трансляция

О переменах в родном городе рассказал Виктор Сухоруков в эксклюзивном интервью газете «Орехово-Зуевская правда»

07 июля 2018 г., 18:55

Просмотры: 4697


Народный артист России, почетный гражданин городского округа Орехово-Зуево Виктор Сухоруков побывал в редакции «Орехово-Зуевской правды», горячо любимый актер ответил на вопросы журналистов и поделился мнением о том, чего не хватает малой родине для полного счастья

Максим Лебедев

— Виктор Иванович, как часто вы бываете в Орехово-Зуеве и с какими чувствами возвращаетесь в город детства?

— Орехово-Зуево — моя Родина, мое пристанище, моя крепость. Это не только город детства. Это город судьбы. Приезжаю сюда часто. Здесь живут близкие, похоронены родители. Здесь же моя родная центральная улица и бронзовая скульптура. И, конечно, здесь у меня дача, огород, которые я никогда не променяю на турецкие пляжи, Канарские острова, индийскую пищу. Хотя очень люблю путешествовать.

Когда появляется свободный день — тороплюсь в Орехово-Зуево. В это лето поступало немало приглашений принять участие в различных фестивалях. Но я никуда не поехал. Потому что у меня на даче созревает черная смородина, спеет малина. Недавно отремонтировал и поставил летний душ для чисто летней экзотики. В интервью я всегда говорю об Орехово-Зуеве. Считаю, что каждый должен любить свою Родину, какой бы она не была. Даже не должны — обязаны.

оз1.jpg

оз3.jpg

— Поделитесь самым ярким воспоминанием детства.

— Их очень много. И веселых, и печальных. Я родился и жил в казарме № 21, под башней с часами. Жили трудно. Как и многие в то время. Помню километровые продуктовые очереди. Сам стоял 4 часа за крупой. Но в целом детство было яркое.

Я очень любил наш «фабричный» пионерский лагерь на Исаакиевском озере. Тогда все ребята стремились попасть в июльскую смену — это был самый яркий месяц.

Вот вспомнил одну веселую историю. Как-то раз на Клязьме я изображал тонущего человека. Вижу, мужчина в сандалиях бежит меня спасать, думая, что действительно тону. Я встал на ноги и говорю: «Дядь, ты не торопись. Я не тону. Это я так играю». И за это получил подзатыльник.

река.jpg

Большинство детских воспоминаний связаны с Клязьмой. Это и прогулки у реки, и мост, и церковь.…

Но все течет, меняется. Например, мои ясельки, которые находились напротив Зимнего театра, теперь уже превратились в руины, на месте детского сада № 15, куда я ходил, располагаются жилые кварталы. Школа № 4, где оканчивал «восьмилетку», стоит до сих пор, только другого цвета. На месте вечерней школы № 23 на улице Ленина — магазин. Конечно, мое детство «стерлось» со временем. Город изменился. И это нормально.

1.jpg

Максим Лебедев

— Приезжая сюда, вы встречаете своих прежних друзей, знакомых?

— Я редко встречаю одноклассников. В настоящее время некоторые из них уже ушли… Кого-то помню по именам и фамилиям, а кого-то уже и забыл. Вот недавно, к примеру, стою в магазине и замечаю улыбающуюся женщину. Сквозь толщу времени узнаю в ней Аню Ларионову. Девочку, которую я в детском саду толкнул с горки. Она разбила себе нос, текла кровь. Как я тогда испугался!

Помню по именам всех воспитателей: Марию Ивановну, Веру Николаевну, Софью Леонидовну, которая перед тем, как отправить нас заниматься лепкой или рисованием, строила вдоль стены и говорила: «Только тихо! Чтобы я не слышала никакого шороха. Иначе в милицию сдам».

И мы демонстративно, на цыпочках шли к своим столам. Но обязательно кто-нибудь спотыкался, задевая стул, падал. И тогда строгая воспитательница строила нас «гуськом» у двери и говорила: «В милицию, в милицию!». Кстати, именно в детском саду я замечтал стать актером.

Помню Альберта Васильевича Ильинцева — уникального учителя английского языка. Почему я вдруг о нем заговорил? Потому что вот уже 20 лет приходится самостоятельно изучать английский язык. На определенном уровне я его знаю, но всегда с благодарностью вспоминаю Альберта Васильевича и Изабеллу Юрьевну — учителей иностранного языка, которым в свое время говорил: «Зачем мне этот английский? Я в Англию не собираюсь». Как бы сейчас мне пригодилась их наука!

А еще помню предмет чистописание, который испортил половину моей школьной жизни. Я был скрытым левшой, в мое время это считалось позором. Поэтому приходилось самостоятельно переучиваться. Сейчас у меня замечательный почерк. Пишу правой рукой.

фабрика.jpg

Когда-то я работал в «крутилке». Крутильно-ниточная фабрика сильно повлияла на меня. Многому научила. Я до сих пор не растерял навыки электрика. В этом деле разбираюсь.

Мне кажется, что специалисты в сфере образования немного обижены, обделены. Сколько медалистов ежегодно выпускаются из школ Орехово-Зуева! А ведь успехи детей зависят не только от воспитания родителей. Большая заслуга в этом принадлежит учителям. В медалях соревноваться не надо. Медаль — это вещь. Выпускают умы, личности, которые будут служить Отечеству. Учителей надо поощрять, награждать. Они это заслужили.

3.jpg

Максим Лебедев

— Виктор Иванович, как, на ваш взгляд, изменился городской округ Орехово-Зуево за последние годы?

— Из родного города я уехал в 1974 году. И с той поры приезжаю сюда уже гостем. Учитывая, что я здесь человек временный, оставляю за собой право критиковать. И хвалить. Согласитесь, когда ежедневно наблюдаешь красоту — быстро привыкаешь. Со временем она меркнет. Становится незаметной.

А на самом-то деле город хорошеет из года в год. Дороги строятся, ремонтируются. Появился новый бассейн, об открытии которого мне уже сообщили. Вокзал обрел новое «лицо». Вывески сверкают чистотой. Заметно преобразились центральные улицы. Въезжая в Орехово-Зуево, вижу отреставрированную белокаменную церковь. А напротив — мечеть. Это два рукава одного города, две религии. Очень сильный знак.

фок.jpg

мечеть.jpg

Конечно, много вопросов к инфраструктуре. Чего-то не хватает. И всегда не хватало. Мне хочется, чтобы власть и бизнесмены всегда находили общий язык. Я живу и успокаиваю себя сравнением «было — стало». Сегодня приезжаю в город детства и многому рад.

Я горжусь своим городом. Я его люблю. И перемены на сегодняшний день колоссальные. Уверен, что парк 30-летия Победы — это только начало. Сигнал новой власти. И если горожане любят Орехово-Зуево — оно будет развиваться, хорошеть на глазах, манить к себе, приковывать взгляды.

В день открытия фонтана.jpg

На днях я был в роддоме. Встречал сноху Екатерину, которая родила дочку. Назвали Надеждой. Вошел в вестибюль: светло, чисто, уютно, гостеприимно, современно, празднично. Родно. И это правильно. Там, где рождается будущее, невозможно иначе.

роддом.jpg

Недавно узнал о шумном деле против строительства мусороперерабатывающего завода в Орехово-Зуеве. Вспомнил, как мы с ребятами в детстве бегали на свалку от завода «Карболит» в надежде найти какую-нибудь шкатулку или портсигар. Думаю, сейчас нет оснований для волнений.

Развитие города осуществляется по-разному. У меня от преобразившегося Орехово-Зуева яркое впечатление. Хвалю, потому что вижу перемены в лучшую сторону. И еще одним примером является комплекс «Мельница», который сделан воистину для людей. Я часто хожу пешком по родным улицам. Особенно вечером. У нас красивый закат.

— Какой опыт может перенять Орехово-Зуево у других городов, где вы бывали?

— Самое первое — уважительное отношение друг к другу. Власть постоянно должна вести открытый диалог с жителями. Это очень важно. Ореховская натура своеобразная. Шумливая, скандальная, но отходчивая. И если есть какие-то конфликты — их надо решать в пользу людей. А еще я до сих пор мечтаю, чтобы река Клязьма обрела свои берега. Чтобы здесь появилась набережная. Неоднократно говорил, что огромное количество городов мечтают иметь озера, пруды, речки. А у нас есть свое достояние — старинная река с богатой историей. Но она не обихожена. Так и течет мимо кувшинок, лягушек и зарослей по бокам.

На мой взгляд, настало время обратить внимание на то, что река — великая инфраструктура города. И она заслужила «новые одежды» по берегам. Если появится набережная от Мадонской до Парковской — вы увидите, как люди будут довольны. И кто знает, может, найдется какой-нибудь агрегат, который почистит дно реки, и у нас начнут ходить катера с духовым оркестром. Это моя мечта.

река1.jpg

Жалко, что сломали старые 30-е казармы. Из них можно было бы сделать уникальный арт-объект, как сейчас модно. Но не сложилось. Зато там, в зарослях, ведущих к казармам, можно соорудить если не Диснейленд, то потрясающий парк культуры и отдыха. Рядом с Зимним театром есть ясельки. Доломайте эти руины и сделайте сад Барышникова. Как раньше. Народ там отдыхал. Была детская площадка, где я впервые разглядел море одуванчиков. Правда, тогда их почему-то называл ромашками. Эта территория может стать настоящим культурным комплексом.

У нас в Орехово-Зуеве шикарный городской парк. Кстати, там стоит старинный фонарь. Предприниматель Игорь Беркаусов в свое время хотел установить его рядом с моей скульптурой. Я разрешаю петь, плясать, целоваться, пить вино на этой скамейке. Делайте, что хотите, только оставляйте за собой чистоту.

скамейка1.jpg

— Как вы относитесь к установке памятника в вашу честь?

— Игорь Беркаусов посвятил мне добрую память — бронзовую скульптуру на улице Ленина. Мне приятно, но к этому я относился и продолжаю относиться в какой-то степени иронично. Объясню почему. Была статья в газете, где автор пишет о том, что Сухорукову поставили скульптуру, но старожилы помнят, что рядом с этим местом был общественный туалет. «Приятно ли Сухорукову стоять в бронзе у бывшего отхожего места?». Это и есть отношение к дому, к землякам. Одни испытывают гордость. Другие — напротив. Мне не стыдно, потому что, прожив огромную, интересную, сложную жизнь посчастливилось обрести вот такую благодарную память у себя на родине, на центральной улице.

Рядом — памятник Ленину, чуть дальше стоит Маяковский. Я не в плохой компании, согласитесь.

Вот только этому пишущему человеку старожилы не рассказали, на чем стоит огромный жилой комплекс в районе улицы Гагарина.

IMG_6404.jpg

Максим Лебедев

— Что огорчает вас в плане благоустройства?

— Очень жаль, что в настоящее время один из памятников архитектуры — башня с часами из года в год разрушается. Надеюсь, что на нее обратят внимание. Потому что это тоже историческое сооружение, которое могло бы стать еще одним украшением города. После окончания театрального института я уехал в Ленинград по распределению. Накануне отъезда мне приснился сон: спрашиваю у проходящей мимо женщины: «А где моя подбашня?». А она отвечает: «Какая подбашня, сынок? Ты в Ленинграде».

башня1.jpg

башня.jpg

— Что вы можете сказать о реконструкции Зимнего театра и о культурной жизни Орехово-Зуева в целом?

— Снимаюсь в «Борисе Годунове», играю Малюту Скуратова. Еду в телеге «раненый», а рядом со мной — Борис Годунов. Он же Сережа Безруков. И от него узнаю, что тот собирается в Орехово-Зуево. Открывать театральный фестиваль. Мы были первыми! Именно здесь, у нас зародился масштабный фестиваль, который исколесит всю губернию. Да, Зимний театр, некогда — городской Дворец культуры… Рядом с ним соседствовал одноэтажный павильон — парикмахерская и фотоателье. Открою вам секрет. Там я фотографировался для циркового училища. Но фотограф, когда я попросил его сделать снимок меня в одних трусах, испугался. Подумал, что я ненормальный. Сфотографировал, но попросил никому об этом не говорить. Фотография имеется. Когда-то даже печаталась в СМИ.

зимнии.jpg

Подъезжаю недавно к Зимнему театру, комок в горле. Мой театр, где я начался как актер, где укрепил мечту, выйдя из которого стал народным артистом России, имеющим орден «Дружбы». Все начиналось здесь. В Зимнем театре.

И сейчас он в строительных «лесах». Он в своей фате — зеленой сетке. Мой театр «женится», уходит в новую жизнь. Он не брошен. Хотя был момент, когда одна дама во власти сказала: «Кому он нужен? Его пора ломать». Я тогда был ошеломлен этими словами. Задался вопросом: это человек культуры или от культуры? Но пришел Виктор Владимирович, театр задышал. Это даже не реконструкция. Это реинкарнация. Возрождение. Я знаю наверняка — здесь будет счастье!

4.jpg

Максим Лебедев

— Виктор Иванович, расскажите о проектах в театре и кино.

— В месяц мне удается отыграть 14 — 16 спектаклей. Сейчас я в отпуске. Закончил съемки «Бориса Годунова». Очень доволен работой. Также завершились съемки триллера «Усмешка поляницы». Играю там братьев — близнецов. Было интересно. Всегда требуется много сил, чтобы удержать сиюминутность профессии.

Открою вам еще один секрет. В середине июля приступаю к съемкам авантюрной комедии «Клуб червонных валетов», где играю сыщика Путилина. Десятого июля — первый съемочный день.

А еще меня утвердили на роль Левия Матфея в очередной экранизации «Мастера и Маргариты». Картина серьезная, солидная. Сначала на выбор мне предложили попробовать себя в роли профессора Сперанского, литератора Латунского и Берлиоза. Пробы прошли великолепно. Все три персонажа устроили режиссера Николая Лебедева. Но я все-таки решил попробовать себя в роли Левия Матфея. Спустя время Коля сказал: «Убедил. Давай Левия». А я был готов уже на массовку, хоть в варьете деньги ловить, настолько стоящий проект запланирован. Если все будет нормально — съемки начнутся уже в новом году.

Скоро в конкурсной программе фестиваля «Окно в Европу» состоится дебют фильма «Звезды», где я играю главную роль — гастарбайтера, учителя русского языка и литературы, до семейной трагедии жившего в Ташкенте, а после отправившегося в столицу на заработки, чтобы оплатить дорогостоящее лечение больной дочери. 

— Не планируете в ближайшее время приехать в родной город со спектаклем?

— Я уже привозил три спектакля и еще привезу. Артисты «Моссовета» до сих пор помнят, как нас принимали зрители. На «Тартюфе» был аншлаг. Крик и стон, как в балете.

Я благодарен своим зрителям. Люблю их и свой город, в который всегда возвращаюсь с удовольствием. Здесь хочется жить!

Беседовала Марина Отрадная.

Полную версию интервью с Виктором Сухоруковым читайте в печатной версии газеты "Орехово-Зуевская правда" 11 июля 2018 года