ГАУ МО "Орехово-Зуевское информагентство МО"

Возьми газету бесплатно
Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

пятница, 10 июля

облачно с прояснениями+22 °C

Сейчас в эфире

Радио «Артель»

Онлайн трансляция

О лесоторфяных пожарах в Подмосковье в прошлом столетии и как с ними боролись

13 мая 2020 г., 9:10

Просмотры: 1401


Аномально жаркие и засушливые годы случались в России всегда. Например, очень жарким был 1920 год, когда знойная погода стояла около месяца. Именно рекорд 7 августа 1920 года, составивший 36,8 градуса, почти 90 лет был абсолютным максимумом температуры в Москве. Схожая погодная ситуация наблюдалась и в 1938 году. Вопреки названию знаменитого фильма, лето 53-го отнюдь не было холодным, а наоборот очень жарким. Вообще же климатологи считают, что аномальная жара случается в центральной части России с периодичностью раз в 17-18 лет

Как все начиналось

Одним из самых засушливых оказался 1972 год. Причем зима того года была необычно мягкой. В ряде районов последний раз снег выпал в декабре. Февраль поразил солнечными днями. Весна и лето прошли без дождей. За лето 1972 года в Москве и Подмосковье выпало 126 миллиметров осадков, температурный фон составил +32,7 градуса Цельсия.

Тогда в зоне засухи оказались Московская, Горьковская. Ивановская, Калининская, Костромская и другие области европейской части РСФСР. В одно из летних воскресений, 16 июля, по небрежности отдыхающих, оставивших после себя незатушенные костры и горящие окурки, в подмосковных лесах возникли первые очаги огня, а уже во вторник, 18 июля, пожары неожиданно приобрели массовый характер. Виновными тогда посчитали шоферов и трактористов, автомобили, тракторы, мотоциклы, которые не были снабжены искрогасителями.

5.jpg

Огонь полыхал на площади в 1800 тысяч гектаров. В Горьковской области выгорело 460 тысяч гектаров леса, в Марийской автономной республике – 195 тысяч, в Московской и Пензенской областях – по 25 тысяч.

 

Самое главное – организация

Исполком Московского областного Совета депутатов трудящихся 20 июля принял решение о создании областного штаба по борьбе с лесными и торфяными пожарами. Возглавил его первый секретарь обкома В.И. Конотоп. Был введен строгий запрет на посещение лесов. Началось авиапатрулирование лесных массивов, резко ограничилось движение транспорта по лесным дорогам. Подняли на ноги народных контролеров. Штабы также были созданы во всех пожароопасных районах Московской области и возглавили руководство тушением пожаров. Общее руководство по ликвидации пожаров было возложено на первого заместителя министра обороны СССР.

6.jpg

Очень опасная обстановка сложилась в Шатуре, Орехово-Зуевском, Егорьевском, Ногинском и Павлово-Посадском районах Московской области, где находились мощные торфяные залежи и были сосредоточены крупные предприятия по добыче торфа. В Шатуру временно переехал жить тогдашний министр обороны маршал Гречко, туда же перебрался и Конотоп. Работала система, у которой было все: и люди, и техника, и дисциплина.

К борьбе с пожарами были привлечены рабочие предприятий, колхозники, милиция, мобилизована землеройная техника, насосные установки, транспортные средства. С воздуха была налажена разведка всех лесов европейской части РСФСР. Пожарные части МВД СССР обеспечивали охрану городов, населенных пунктов и всеми возможными силами и средствами участвовали в тушении лесных и торфяных пожаров.

 

Гарь, окутавшая Москву

Несмотря на эти меры обстановка оставалась крайне напряженной, так как жара не ослабевала. Вскоре в Подмосковье и в самой Москве появилась та самая удушливая и непроглядная гарь, которую все наблюдали и в 2002, и в 2010 годах. Но в отличие и от 2002-го, и от 2010-го Шатурский, Дмитровский, Орехово-Зуевский, Талдомский районы Московской области в 1972 году были затянуты дымом почти до самой зимы.

1.jpg

До 1972 года этой гари в Москве не наблюдалось, так как и в 1920, и в 1938 году торфяные болота еще не были осушены, а в 1953 на торфяниках велась активная торфоразработка, при которой вряд ли что загорится. Однако в хрущевские времена добычу торфа признали нерентабельной, и торфоразработки резко сократили. И вот в 1972 году торфяники впервые запылали.

7.jpg

С 22 по 27 августа, когда сильнейший ветер бушевал на огромном пространстве, на борьбу с огнем были мобилизованы десятки тысяч людей, а на самые опасные участки – лесоохрана, пожарные части МВД и воинские подразделения. В тушении этих пожаров активное участие принимали силы и средства МПВО – ГО. Всего в тушении пожаров в Подмосковье участвовали более 70 тысяч человек, в том числе только военнослужащих – 24 тысячи. К борьбе с пожарами были привлечены рабочие, колхозники, милиция, стянута землеройная техника, насосные установки и транспортные средства.

 

Говорят современники

Интересными являются воспоминания людей о том времени.

Геннадий Беленовский, в 70-е годы лесничий: «У кого были мотоциклы, автомобили, мы их привлекали, снабжали топливом, и они помогали тушить пожары».

Виктор Келин, заслуженный лесовод России: «Налетел огненный фронт со стороны Егорьевска, и за час сгорело 800 гектаров леса».

«Нам пришлось отправить детей к родственникам на Урал, – вспоминает пенсионерка Ольга Фролова. – Сами же спасались от запаха гари с помощью влажных платков да мокрых простыней на окнах».

Олег Анофриев, актер: «Маски почти не надевали, ну, только совсем слабонервные. Тогда это считалось дурным тоном... Да и сейчас долго держались, москвичи до последнего задыхались, но масок не надевали».

 

Как и чем тушили

Нередко приходилось бороться с огнем по ночам, когда тлеющий торф практически не виден. В темноте и при сильном задымлении было очень сложно точно сориентироваться, определить, цела ли дорога, не подобрался ли к ней снизу коварный подземный огонь. В пекло торфяных прогаров проваливались машины с военнослужащими, мобилизованная тяжелая техника. Для создания заградительных полос на пути распространения огня повсеместно использовали армейских взрывотехников.

2.jpg

В борьбе с пожарами принимали участие почти 15 тысяч самоходных землеройных машин и более 2500 пожарных автомобилей и насосных устройств, которые работали непрерывно по 14-20 часов в сутки.

Решающую роль в тушении сыграли трубопроводные войска под руководством прибывшего в зону бедствия начальника центрального Управления снабжения ракетным топливом и горючим Министерства Обороны СССР генерал-полковника В.В. Никитина. Для подачи воды были направлены пять трубопроводных бригад и четыре отдельных трубопроводных батальона. Военными трубопроводчиками было развернуто около 300 линий полевых магистральных трубопроводов протяженностью около 1300 километров. По ним было подано более 4,5 миллиона кубометров воды.

Применялись и нетрадиционные методы тушения. Так, кому-то пришла в голову мысль заливать очаги пожара бетоном, и тысячи цементовозов отправились в леса выливать бетонный раствор на горящие торфяники.

 

Итоги

Принятые чрезвычайными комиссиями меры позволили к 1 сентября повсюду приостановить развитие местных и торфяных пожаров. Все эти пожары были ликвидированы к 10 сентября, а их дотушивание продолжалось до конца сентября.

Лесные и торфяные пожары в Подмосковье унесли жизни 104 человек, сгорело 19 деревень, пострадало около 650 тысяч гектаров леса и 4900 штабелей торфа.

После чрезвычайной горимости лесов в 1972 году правительство Советского Союза приняло кардинальные меры, направленные на усиление охраны лесов от пожаров. Было выделено большое количество тракторов, пожарных автомашин, автотранспорта и средств связи. Значительные капвложения были направлены на строительство производственных зданий и жилья. Ежегодно увеличивалась численность работников авиапожарной и летной службы. Практически к 1986 году в СССР была создана самая мощная авиалесоохрана в мире. Бурное развитие авиации позволило применять на авиалесоохранных работах до 110 воздушных судов, выполняли двух-трехкратное патрулирование при высокой пожарной опасности.

4.jpg

Герман Витальевич Спирин

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц