Орехово-Зуево. Новости

Яндекс.Погода

вторник, 26 сентября

пасмурно+8 °C

Онлайн трансляция

Главврач областной психиатрической больницы № 8 Михаил Старостенков: «Суицидальное поведение детей возникает чаще в семьях, где существуют конфликты»

19 июля 2017 г., 16:00

Просмотры: 259


Недавно Президент России Владимир Путин подписал закон об уголовной ответственности за создание так называемых «групп смерти» в Интернете, призывающих несовершеннолетних к совершению суицида

Ранее Путин поддержал предложение ужесточить наказание за склонение детей к суициду через соответствующие сайты и соцсети. Ужесточается уголовная ответственность за доведение до самоубийства или за попытки склонить к суициду путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства. За эти действия может быть назначено наказание вплоть до лишения свободы на срок до 6 лет.

Одновременно в УК вводятся новые составы преступления. Так, склонение к совершению самоубийства путем уговоров, обмана при отсутствии признаков доведения до самоубийства предлагается наказывать вплоть до лишения свободы на срок до 2 лет. Содействие совершению самоубийства советами, предоставлением информации на эту тему и тому подобное чревато лишением свободы на срок до 3 лет. Сам факт организации деятельности, направленной на побуждение граждан к совершению самоубийства — это уже до 4 лет.

Под действие закона попадает и вовлечение детей в  «зацепинг» (проезд снаружи транспортных средств), «руфинг» (проникновение на крыши высоких зданий, сооружений), а также в опасные игры по типу «Беги или умри».

«Российская газета».

О проблеме подростковых суицидов и их профилактике мы беседуем с главным врачом областной психиатрической больницы № 8 Михаилом Старостенковым.

— Михаил Михайлович, что вы как врач можете сказать по этому поводу?

— Медицинская проблема суицидов не изменилась и  не меняется на протяжении веков. Самый ранний суицид в литературе описан у трехлетнего ребенка. Психические заболевания часто сопровождаются и мыслями о смерти, и желанием смерти. Не так часто эти желания приводятся в исполнение. В среднем в мире 500 тысяч человек в год заканчивают самоубийством. Для российской Федерации проблема суицидов ранее не носила острого характера как, например, для Японии, Китая, Швейцарии, Финляндии.

Известно, что в периоды войн, революций количество суицидов уменьшается. Оно увеличивается в периоды экономических кризисов. С появлением социальных сетей возникла другая проблема — социальная декомпенсация людей. Если говорить о детях и подростках, то социально-психологическая декомпенсация в сочетании с условием конфликта в микросреде вызывает у них деструктивное поведение.

Представим себе, что в поисках помощи и поддержки они обращаются к социальным сетям, потому что у них нет другого советника, помощника. А в социальных сетях есть сайты, которые агитируют за суицидальное поведение. Они крайне опасны.

Из-за невнимания педагогов, родителей, близких людей к контактам детей и подростков в социальных сетях можно упустить их суицидальную настроенность. Будьте бдительны, когда дети начинают задавать вопросы о смысле жизни, высказываться, что ничего хорошего в самой жизни нет — это предвестники возможного суицидального поведения.

Внимание к подростку многогранно, в том числе и к его занятиям, к его мыслям, к его друзьям, к его интересам.

— Если раньше подростковые суициды случались в основном либо из-за несчастной любви, либо из-за конфликта с родителями или учителями, то сейчас порой случается, что вроде бы благополучный во всех отношениях, психически здоровый подросток поддается негативному влиянию социальных сетей. Почему?

— Суицидальное поведение детей и подростков чаще всего возникает там, где в семье существуют конфликты. Открытый или скрытый конфликт. Там, где произошел разрыв между родителями.  Там, где ребенок вынужден по тем или иным причинам воспитываться у бабушек-дедушек, других родственников. Там, где в семье существует проблема алкоголизации. Деструктивное же поведение подростков в первую очередь связано с некомфортом либо в семье, либо в подростковом микросоциуме: это и школа, и друзья, какие-то, возможно, кружки, занятия. Конфликт между желаниями подростка и требованиями, которые предъявляются к нему, может привести к тому, что подросток будет находиться в конфликтной ситуации сам с собой. От него требуется что-то, а он это что-то дать не может в силу своих психологических или физиологических параметров.

— На что стоит обратить внимание родителям? Возможно, на какие-то особенности поведения подростка?

Пожалуй, можно отметить два фактора, которые должны вызвать озабоченность и у родителей, и у педагогов. Первое — это замкнутость подростка, его нежелание рассказывать о себе, о событиях дня, о своих мыслях, о том, как у него складываются взаимоотношения со сверстниками, как он оценивает свое пребывание в школе, как он добрался до школы, как вернулся из школы, какое у него настроение. Это с одной стороны. С другой — это агрессивность подростка. Она часто связана с его желанием получить помощь. В некоторых медицинских статьях говорится, что это крик о помощи. Нельзя прямолинейно воспринимать объяснения  подростка, что он не идет на контакт, потому что устал, приболел. Если ребенок агрессивен — это повод садиться и разговаривать всем, кому адресована агрессия.

— Не всегда ведь родители могут с ребенком по душам поговорить. Есть люди, которые в силу, скажем, невысокого образования, не умеют выстроить эти отношения, куда им стоит обратиться, где искать помощи?

— Обращаться следует, прежде всего, к школьному психологу, педагогам, классному руководителю. Недавно мы провели цикл лекций почти во всех образовательных учреждениях города по профилактике детского и подросткового суицида. Мы считаем, что информация донесена до преподавателей.

— Скажите, с педагогами вы проводите профилактические беседы, а с детьми?

— Нет. Здесь есть одна юридическая проблема. Для общения психиатра с ребенком нужно разрешение его родителей или законных представителей. С детьми мы общаемся, когда к этому есть уже медицинские показания.

А вот школьный психолог поймет, необходимо ли обратиться к медицинскому психологу, психиатру. И здесь возникает уже другая проблема — невосприятие обществом психиатрической службы. К сожалению, у населения бытует мнение, что психиатрия предназначена для совсем уж больных людей. Так что пойти к психиатру для многих очень сложно, страшно преодолеть этот барьер. Но по отношению к психологу, на мой взгляд, барьер уже преодолен в нашем обществе, люди охотно идут посоветоваться. Есть у психологов интересные методы работы — игровые. Когда в игре находится выход из ситуации.

— Это хорошо, но ведь, как игру, многие подростки воспринимают и общение в соцсетях со всякими «синими китами» и так далее. Игры со смертью приобретают все большую популярность. Появилась, например, такая «игра», как «Беги или умри», когда дети специально перебегают дорогу перед близко идущим транспортом. Кто же эти люди, играющие детскими жизнями? Может, у них тоже нездоровая психика?

— Выяснить, кто эти люди — задача правоохранительных органов. А наша задача — работать на опережение. Задача  родителей, педагогов, психологов — донести до молодых людей, что хорошо, что плохо, ценность жизни, ценность чего-то конструктивного.

— В компьютерных играх у персонажей бывает по нескольку жизней, и многие игроки проецируют это на себя. Им кажется, что и у них после первой жизни начнется вторая, третья и так далее. Как объяснить им, что жизнь одна, другой не будет?

— Общаться. Конечно, взрослые люди много работают, приходят домой усталые, но уделять время детям надо обязательно. Заниматься с ними спортом, куда-то выезжать и так далее. Это требование жизни. И нельзя спорить, кто больше ответственен за ребенка, школа или семья. Все.

— Спасибо, Михаил Михайлович. Очень надеюсь, что ваши советы помогут кому-то предотвратить беду.

А. Санина.

Наталья Борисовна Агафонова